Вызовы глобальной регионализации

14:51 / 14 января 2021

Рост мирового нефтехимического сектора сопровождается перенастройкой таможенных пошлин

Переход от экспорта сырья к продукции более высоких переделов, с большей добавленной стоимостью - важная задача для нашей страны. В химической промышленности эта цель реализуется путём производства и продажи за рубеж удобрений, продуктов нефтегазохимии. Достаточно дешёвое сырьё как правило делает такую продукцию конкурентоспособной на глобальном рынке. Но как только мы переходим к экспорту, может возникнуть новая проблема - действующие или потенциальные импортные пошлины со стороны страны-импортёра, стремящейся поддержать и собственного производителя.

Если говорить упрощённо, система таможенных пошлин может развиваться в рамках трёх вариантов:

1. Беспошлинная торговля или сниженный уровень пошлин (в рамках той или иной единой экономической зоны или соглашения о свободной торговле (FTA)).

2. Умеренные пошлины (например, для стран-членов ВТО, в рамках норм этой организации).

3. Повышенные, а в некоторых случаях и запретительные пошлины в рамках торговых войн, антидемпинговых расследований и других агрессивно-протекционистских мер.

При этом, разумеется, что считать справедливым уровнем защиты собственного производителя - вопрос не просто дискуссионный, а вызывающий многолетние споры, в том числе и в рамках той же ВТО.

Проблематика пошлин "на грани фола" уже давно известна российским производителям удобрений. Например, недавно в США была введена предварительная пошлина для российских производителей фосфорных удобрений (окончательное решение ожидается в феврале). Дискуссия продолжается: "Фосагро" уже заявила, что в расчёты Министерства торговли США закралась ошибка и компания планирует обжаловать размер пошлины, снизив её с 20,94% до 10%. Напротив, Mosaic, основной бенефициар пошлин на российские удобрения, запускает новую кампанию по, как кажется производителю, защите честной конкуренции. Но доля продаж российских производителей фосфорных удобрений на североамериканском рынке невелика.

А в Европе российские производители азотных удобрений давно значительно теряют в прибыли от так называемых антидемпинговых пошлин. Официальная причина пошлин - низкие внутренние цены на газ в России. Но любопытно, что падение мировых цен на газ, в результате чего размер пошлины должен снизиться, не привёл к какому-либо пересмотру.

В контексте роста российского экспорта полимеров становится актуальным и наблюдение за тарифной политикой потенциальных импортёров нашей продукции. Пока в прошедшем году  Россия только стала самодостаточной по полиэтилену (ПЭ), а по полипропилену (ПП) экспорт превышал импорт и ранее. С выходом на полную мощность "Запсибнефтехима", строительством других производств ("Амурский ГХК", "Балтийский ГХК", "Иркутский завод полимеров", новые пиролизные мощности на "Нижнекамскнефтехиме" и другие проекты) экспорт всех базовых полимеров существенно вырастет.

Переработка углеводородного сырья в полимерные продукты увеличивает добавленную стоимость. Но это мотивирует и потребителей самостоятельно развивать переработку, закупая лишь сырьё. В подобных условиях даже относительно небольшие пошлины смогут повлиять на конкурентоспособность импортируемой продукции по сравнению с собственным производством.

Согласно правилам ВТО, для основной части полимерной продукции стандартная импортная пошлина находится на отметке в 6,5%. Однако, эта цифра может изменяться в обе стороны. С одной стороны увеличиваться - в рамках "торговых войн" или "справедливой защиты от демпинга". А в некоторых случаях и уменьшаться - если продавец и покупатель подписывают договорённости о свободной торговле (или же импортёру нет необходимости защищать собственный рынок). В таком случае в проигрыше окажется тот продавец, который остался за рамками этих соглашений.

Как страны АТР готовятся торговать полимерами между собой

В этом контексте интересным событием стало недавнее подписание соглашения о свободной торговли между 15 странами: это Китай, Япония, Южная Корея, Австралия, Новая Зеландия и 10 стран АСЕАН (Бруней, Вьетнам, Индонезия, Камбоджа, Лаос, Малайзия, Мьянма, Сингапур, Таиланд, Филиппины), которое анализирует ценовое агентство Argus. Как нетрудно заметить, в списке нет Индии.

Важно отметить, что речь не идёт о сразу же беспошлинной торговле по итогам подписания, а о планомерном снижении действующих пошлин в течение 10-20 лет, ослабевание протекционистских мер будет зависеть как от конкретных стран, так и от типа полимерной продукции.

В частности, предполагается постепенное уменьшение пошлин на ПЭ и ПП из стран северо-восточной Азии в страны юго-восточной Азии с нынешних 5-10% до максимум 5% в течение 10-20 лет. Аналогично, пошлины на все типы полимерной продукции в Австралию должны быть снижены с 5% до 0% в течение двадцати лет.

Кроме того, издание приводит сведения и о действующих соглашениях: производители полимеров из Канады могут продавать продукцию по сниженным тарифам во Вьетнам и Сингапур. Существует соглашение AFTA (ASEAN FTA), согласно которому возможно торговля с нулевыми пошлинами при условии, что происхождение полимера на 40% должно приходится на страны АСЕАН, Кроме того, у многих стран региона есть двусторонние соглашения о свободной торговли.

Излишне напоминать, что всё это происходит на фоне того, как в регионе (в первую очередь в КНР, но не только ) строятся всё новые и новые нефтехимические мощности. Все эти аспекты могут привести к регионализации рынка полимеров в рамках АТР, усложнив в том числе экономически, вход на него для других участников.

В качестве проигравших издание называет действующих экспортёров: США, Индию и страны Ближнего Востока, на продукцию которых распространяется не менее 6,5% импортной пошлины в КНР и от 3 до 15% в других странах юго-восточной Азии.

Торговые войны между Китаем и США: показательная избирательность

Говоря о протекционизме, нельзя не вспомнить о торговой войне между Китаем и США, вспыхнувшей в 2018 году. В рамках взаимных ограничений КНР тогда ввёл 25%-ную импортную пошлину на широкий спектр американской продукции, была затронута и нефтехимия: как сырьё, так и конечные продукты.

Однако, пошлины вводились достаточно избирательно. Так, например, в секторе ПЭ 25%-ная была применена только на линейный полиэтилен низкой плотности (ЛПЭНП) и полиэтилен высокой плотности. Но более дефицитный в КНР полиэтилен низкой плотности был исключён из списка товаров, к которым применяется 25%-ная пошлина. В результате, импорт ПЭ из США двух первых типов упал на десятки процентов, напротив закупки Китаем американского полиэтилена низкой плотности удвоились. На фоне ослабевания торговой войны и послаблений (в рамках т.н. первой фазы), поставки всех типов ПЭ в Китай вновь выросли.

Если говорить о долгосрочной перспективе, то Китай остаётся импортёром базовых полимеров, но при этом и активно наращивает собственные мощности по их производству. Напротив, сланцевая революция в США привела как к росту из страны этана, СУГ и даже нефти, так и, на фоне дешёвого сырья, к созданию в США новых мощностей по производству полимеров и увеличению объёмов экспорта. Экспортируют США и этилен. Китай и другие импортёры покупают, как сырьё, так конечную продукцию, вот только таможенная политика к ним применяется разная.

По мере увеличения объёмов американского экспорта полимеров (Соединённые Штаты экспортируют 11,2 млн т ПЭ в 2020 году по сравнению с 5,8 в 2018 году), США сталкиваются с многочисленными антидемпинговыми расследованиями со стороны Китая, Филиппин, Индии и даже ЕС, в основном по отношению продуктов, производимых из этилена (т.е. ПЭ и некоторых других).

Справедливости ради отметим, что в самом начале торговой войны под пошлины (наряду с множеством других товаров) попала и часть сырья (пропан), и "полуфабрикаты" для производства ПЭ, ПП - этилен и пропилен. В 2020 году в рамках "первой фазы" появились послабления для этилена и пропана.

В результате, Китай в этом году кратно нарастил импорт этилена из США. Но в этилене уже присутствует значительная добавленная стоимость по сравнению с этаном. Поэтому КНР заинтересована и в увеличении импорта этана из КНР, что сейчас и наблюдается, к примеру, уже заказаны четыре дополнительных танкера для транспортировки этана из Китая в США.

Пошлины для импортёра: разнонаправленный эффект

Избирательность Китая в введении пошлин по типу конечного продукта понятна. Ведь для страны-импортёра пошлины несут в себе два противоположных эффекта. Если мы говорим в нулевом приближении о пошлине на весь без исключения товар (вне зависимости от страны-поставщика), то с одной стороны, это поддержка собственного производителя. С другой стороны, увеличивается цена исходного сырья (в нашем случае - полимеров) для производителя уже на следующем переделе, что снижает конкурентоспособность его продукции (которую в таком случае также нужно защищать пошлинами). В противном случае, покупатели этой конечной продукции из полимерного сырья будут приобретать импортные аналоги. Вырастет и инфляция. Высокая стоимость полимерного сырья для следующих переделов приводит к тому, что становится неконкурентоспособным экспорт конечной продукции. Разумный баланс и здесь традиционно является предметом споров. Примеров много. В Индии, которая активно использует "антидемпинговые пошлины", переработчики пластиков уже обращаются к правительству с просьбой тех или иных интервенций, чтобы сбить внутренние цены.

Весной для поддержки работы "Карпатнефтехима" на Украине введена очень существенная пошлина, 18%, на импорт ПЭ и ПВХ, в результате страдают переработчики пластмасс — производители конечной продукции (кабели, пластиковые трубы и другие отрасли).

У нас в стране (а точнее, уже в рамках Евразийского экономического союза) также недавно были подобные дискуссии, касаемо импортных пошлин на ЛПЭНП, но обсуждаемая величина сборов намного меньше - "стандартные" 6,5%.

В результате, пошлины были введены избирательно: только для сополимеров с бутеном-1 и гексеном-1, которые выпускаются на территории ЕАЭС. Для сополимера с октеном-1, который не выпускается, пошлина была оставлена на прежнем (нулевом) уровне.

Выводы для России: двусторонние договорённости и собственное экономическое пространство

Тенденции в мировой экономике говорят в пользу того, что протекционистские меры будут нарастать. Возможно, эти меры окажутся не только страновыми, но и региональными, в таком случае можно будет говорить о регионализации глобальной торговли. Кроме того, за рамками нашего рассмотрения остались и будущие трансграничные углеродные налоги, которые планирует вводить Евросоюз в ближайшие два-три года. Всё это приходится учитывать и при планировании российского экспорта.

В свою очередь, рынок полимеров становится всё более конкурентным, а страны-импортёры настроены на импорт не только конечной продукции, но и сырья, с целью производить пластики и другие продукты нефтехимии самостоятельно, а в некоторых случаях и защищать собственные производства пошлинами. Для России актуально как минимум наблюдение за протекционистскими мерами в рамках как отдельных стран, так и регионов, а в случае необходимости и обсуждение тех или иных собственных взаимных договорённостей о снижении таможенных барьеров. Участие Sinopec в "Амурском ГХК" (доля китайской компании в СП - 40%) также можно трактовать, как один из шагов по созданию заинтересованности КНР в покупке именно российской полимерной продукции.

Второй аспект -  это собственная зона свободной торговли в рамках Евразийского экономического союза (это РФ, Казахстан, Беларусь, Кыргызстан, Армения. А в зону свободной торговли ЕАЭС входит ещё ряд стран, в т.ч. Вьетнам). Считается, что Россия от этого союза получает максимальные преимущества. Вдвойне это верно по отношению к нефтехимической отрасли, но и здесь мы будем сталкиваться с конкуренцией, что отчасти связано и с географическим фактором и транспортными расходами. Россия, к примеру, импортирует даже базовые марки полимеров из Беларуси. Любопытно, что недавно Казахстан впервые поставил на российский рынок параксилол. При том, что наша страна традиционно профицитна по этому продукту, треть объёмов производства экспортируется. А "Татнефть" планирует развивать в Казахстане шинный бизнес на основе добываемого в этой же стране сырья.

Узбекистан не входит в ЕАЭС, но и его влияние на региональный рынок нефтехимии будет возрастать. Напомним, что недавно "Газпром нефть", "Сибур" и "Узбекнефтегаз" подписали договорённости о расширении мощностей Шуртанского ГХК, а также о создании газохимического комплекса по технологии "метанол-в-олефины". Это может привести в будущем и к выходу на территориально близкие нам рынки (в т.ч. и страны СНГ, и страны-участники ЕАЭС) дополнительных объёмов полимерной продукции.

RUPEC в Twitter, в Telegram, на Facebook

0 комментариев

Авторизуйтесь чтобы оставить комментарий - Вход