Войти используя аккаунт
Войти используя аккаунт:
Логин Пароль Забыли свой пароль?

Блоги

30.10.2019 / 19:19

Импортозамещение идей

Но притворитесь! Этот взгляд

Всё может выразить так чудно!

Ах, обмануть меня не трудно!..

Я сам обманываться рад!

Александр Пушкин, 1826 год.

К малотоннажной химии относится широкая гамма продукции: основные органические химические вещества, специальные пластмассы и смолы, искусственные и синтетические волокна, реактивы, особо чистые и элементоорганические материалы, продукты неорганической химии и т. п. В странах Евросоюза доля высокотехнологичной малотоннажной химической и нефтехимической продукции в 2018 году составила 28% отраслевого выпуска. В России доля малотоннажной химии в химическом производстве в настоящее время не превышает 5%.

Всегда ли так было?

Ежегодно с 1981 по 1987 годы Военно-промышленной комиссией при Совете Министров СССР составлялся список остродефицитных химических соединений и материалов, создать или развить производства которых требовалось в первую очередь. Выбор приоритетных химических продуктов осуществлялся на основе анализа зарубежного опыта химизации. В результате в период с 1981 по 1987 годы номенклатура производимой в СССР малотоннажной химической продукции увеличилась более чем на 300 наименований, а физические объемы выпуска малотоннажной продукции возросли в двое.

В нынешнее время похожий список тоже составлялся разок. В него вошло около 200 соединений, что и было отражено в соответствующих приказах Минпромторга и Минэнерго.

Разумеется, почетное бремя возложили в первую очередь на госбизнес. ОАО «РТ-Химкомпозит» (структура «Ростеха») приняло на себя обязательства по производству более 30 наименований продукции специальной химии. Потом список еще увеличился, но мероприятие оказалось проваленным. И это при том, что конкретные вещества к производству были известны.

Почему там случилось?

Немного истории. На заседании РСПП в сентябре 2013 года, которое проходило под лозунгом «Кризис малотоннажной химии: безответственность на грани вредительства», достаточно подробно было рассказано про всякие разные химические вещества, полезные и нужные. Был задан и извечный вопрос: кто виноват и что делать? Для решения проблем малотоннажной химии предлагалось создать специальный орган или крупное специализированное предприятие. Ну примерно, как крупные «колхозы» частно-государственного партнерства для повышения урожайности, и слить туда уцелевших «малышей». Вот и поручили все это «РТ-Химкомпозит». Но с этой идеей не согласилась директор по НИОКР этой компании Ирина Лебедева: «Как человек, всю жизнь проработавший в химической отрасли, я не вижу возможности создать упомянутые предприятия». По ее мнению, малотоннажная химия очень разнопрофильная, и собрать производство нескольких сот видов продукции под одной крышей просто невозможно: «У меня такое ощущение, что проблема развития малотоннажной химии давно заболтана… Еще в нулевые годы, когда я работала в СИБУРе, мы разрабатывали программы в этой сфере, но это ни к чему не привело».

НИОКР в малотоннажке и специальнойй химии это не пустой звук, а именно та функция, которая и должна была вести ОАО «РТ-Химкомпозит» к светлому будущему, но как говорил дедушка Крылов:

Когда в товарищах согласья нет,

На лад их дело не пойдет,

И выйдет из него не дело, только мука.

Скажем так Госплан СССР из ОАО «РТ-Химкомпозит» не получился и квадратики, отражающие связи веществ и переделов в большом химическом дереве, не реализовались.

Не так давно на смену «РТ-Химкомпозит» пришла АО «Спецхимия», картинки с квадратиками наверняка была передана по наследству, как и часть ключевого персонала, включая И. Лебедеву. Воз, впрочем, и ныне там.

Если отвлечься от квадратиков, которые, честно говоря, уже надоели своей беспомощностью, то можно поглядеть на специальную химию ни как на ремесло, а как на искусство. Почему же все-таки крокодил не ловится? Почему СМТХ толком не растет ни под крылом отраслевого бизнеса, ни на нивах прямо в ней заинтересованных госхолдингов? Несмотря и на то, что ведущие банковские агрономы и селекционеры готовы и пахать, и сеять, и удобрять, и окучивать, т. е. имеют достаточный финансовый потенциал.

Очевидно, потому что и в смысле бизнеса, и в смысле техническом СМТХ радикально отличается от химии «большой». Попробуем сформулировать несколько отличий, кои и являются причинами неурожая:

· СМТХ – это не про производство, а главным образом про НИОКР и тонкое знание своих клиентов и их нужд. Проектные и линейные управленцы такого типа – дефицит. Их скорее можно найти в фарме или косметике, чем в «большой» химии;

· Не следует ожидать (или это ожидание будет очень долгим), что из Тобольска придет новый Д. И. Менделеев и принесет в банк проект из области малотоннажной или специальной химии с гарантированными показателями по капитальным и операционным затратам и, что наиболее важно, с конкретным планом реализации проекта;

· Не следует ожидать, что стратегический маркетинг бросит заниматься любимым делом на крупнотоннажных рынках и сосредоточится на прогнозе спроса какого-нибудь изодецилметакрилата или метакрилоксисульфолана при ценах до $12.500 за кг(!). Слишком специфичны и сложны рынки, сидя за столом их изучить не удастся;

· Не следует ожидать, что кто-то решится рисковать деньгами пока не будут разрушены стереотипы о том, что для малотоннажной или специальной химии наличие сырья является основополагающим фактором, это совсем не так. При такой стоимости продукции импортировать можно любое сырье. Если говорить о стратегических веществах, то у них просто нет цены;

· Не следует ожидать, что будет легко убедить потенциального инвестора в том, что технология малотоннажной и специальной химии является благом, а не злом;

· Не следует ожидать, что будет легко преодолеть стереотипы о неэффективности процессов с мощностями до 1000 т/год;

· Не следует ожидать, что потенциальные инвесторов, которые интересуются не космическими капитальными затратами, но космической маржинальностью, выстроятся в очередь за идеями, так как малотоннажная и специальная химия требуют очень и очень специальных знаний;

Итого, отличий более чем достаточно. Теперь ясно почему подходы, перенесенные с «большой» химии и практики управления ФГУПами, плохо подходят для такой тонкой материи, как СМТХ. С другой стороны, СМТХ по своей сути тяготеет к кластерной модели развития (это просто дешевле в смысле общезаводских расходов), поэтому сама концепция «СМТХ под одним зонтиком» имеет право на жизнь. Вот только зонтик этот должен объединять науку, пилотные процессы/мощности и новое производство (в СМТХ они не сильно отличаются по масштабу), различные сервисы и т. п., а не быть формально-административным набором не особо связанных друг с другом активов. Так что может быть действительно, тема СМТХ требует очередного, третьего перезапуска?

Вернуться в раздел