Войти используя аккаунт
Войти используя аккаунт:
Логин Пароль Забыли свой пароль?

Блоги

Вернуться к списку статей
Игорь Тябликов
RUPEC
Все статьи автора
29.04.2019 / 13:38

Угольный след на рынке метанола

В отрасли сформировалось устойчивое мнение, что основной фактор, который влияет на стоимость метанола, и, соответственно, определяет рентабельность новых производств, - это цена нефти. При этом из рассмотрения исключается стоимость угля как сырья для получения метанола в Китае. Однако только при комбинации этих параметров возможно приблизиться к понимаю реальной картины на метанольном рынке.

Цены на метанол традиционно определяют рентабельность процесса МТО (methanoltoolefins) и, в меньшей степени, рост спроса на метанол со стороны топливного сегмента (МТБЭ, биодизель, блендинг).

В 2018 году, согласно данным агентства Argus, мировой объем потребления метанола достиг 78 млн тонн, из них на МТБЭ/ТАМЭ пришлось 12%, биодизель - порядка 7%, топливный сектор – 16%, МТО - 13% (данная цифра не учитывает процесса coaltoolefin, формально идущего через метанол: уголь-синтезгаз-метанол-олефины).

При этом "ценообразующим" для мирового рынка метанола по-прежнему остается Китай. На нем и сфокусируем свое внимание.

Себестоимость этилена как продукта китайского МТО, выше в большинстве стран мира, чем у олефинов, получаемых пиролизом нафты, а тем более, СУГ или этана. Следовательно, рентабельность процесса МТО определяется экономикой пиролиза нафты, т.е. стоимостью нефти. Падение нефтяных котировок приведет к увеличению маржинальности данного процесса по всему миру, Китай - не исключение. Одновременно процесс МТО станет менее конкурентоспособным по сравнению с традиционными пиролизом или каткрекингом.

Повышение спроса на метанол как на компонент топлива также влияет на ценообразование на глобальном рынке. В данном сегменте метанол "конкурирует" с нефтепродуктами, а значит, находится под давлением нефтяных котировок. Ужесточение нормативов по содержанию серы в судовом топливе может спровоцировать интерес к метанолу, который является более экологичным топливом. Однако рассчитывать, что данная инициатива существенно повлияет на рост потребления метанола, не приходится: судовладельцы могут перейти на более традиционные СПГ или СУГ, установить специальные скрубберы для снижения количества выбросов, наконец перейти на блендинг топлива.

При рассмотрении факторов, влияющих на стоимость метанола, обычно не принимается во внимание такой показатель как цена угля. Распространено мнение, что цена угля напрямую зависит от стоимости нефти. Также популярно суждение, что использование угля для получения метанола в Китае объясняется наличием "дешевого" сырья. Обе точки зрения не до конца справедливы.

В 2010 году в мире было добыто 7,48 млрд тонн угля, в 2017 году – 7,73 млрд тонн. Главный производитель и потребитель угля – Китай, в 2017 году добыл 3,52 млрд тонн, импортировав еще около 220 млн. Основной сферой применения угля остается энергетика (29% от мировой генерации энергии). На производство химической продукции поступают незначительные объемы, иными словами, химпром на стоимость угля и темпы его потребления влияния не оказывает.

При этом уголь остается основным сырья для получения метанола в Китае. Номинальная мощность локальных производств достигает порядка 70 млн тонн метанола в год (в 2018 году было наработано 34,7 млн тонн), и из них 70% - на базе угля.

Стоимость угля зависит от цены на нефть, но не напрямую. Так, c 2011 по 2016 год котировки на уголь постепенно (в отличие от нефти) снизились со $110 до $60 за тонну. В 2016 году Китай резко - примерно на 300 млн тонн - сократил добычу угля, рынок отреагировал ростом цен до $110 за тонну. Есть основания полагать, что при низких ценах значительная доля китайской угледобычи становится нерентабельной. По факту цены на уголь больше коррелируют со стоимостью газа, которая до недавнего времени была "привязана" к нефтяным котировкам. Расширение глобального рынка СПГ способно нарушить эту связь.

Учитывая все вышесказанное, справедливо предположить, что динамика цен на уголь может значительно влиять на метанольный рынок. Если сопоставить графики цен на метанол, нефть и уголь, то становится очевидным, что при "затишьи" на угольном рынке котировки на метанол меняются практически синхронно с нефтяными. При резком росте цен на уголь, также быстро повышаются цены на метанол. Так, в 2016 году, когда цена угля достигла $110 за тонну, произошел локальный скачок цен на метанол с $250 до $350 за тонну. Загрузка китайских заводов по производству метанола, работающих на угле, снизилась (за первое полугодие 2016 года – с 62,44 до 56,81%). В результате импорт в Китай вырос на 3,3 млн тонн относительно 2015 года.

Важно учитывать, что ситуация на угольном рынке может существенно отличаться от нефтяного рынка, и эта разница будет определять экономику метанольных проектов. При стабильных котировках на уголь и низкой цене на нефть МТО будет практически неконкурентоспособен, что приведет к снижению загрузки действующих мощностей, торможению спроса на метанол и окажет давление на маржинальность новых производств, в том числе и в России. При высокой цене на нефть и снижении стоимости угля рентабельность производства метанола из угля вырастет, а это приведет к росту производительности Китая и также окажет влияние на экономику потенциальных проектов.

Рассматривая рентабельность текущих или будущих метанольных проектов, следует учитывать планы Китая по отказу от "грязной генерации", перспективы возвращения Японии к атомной энергетике или Европы - к угольной. Данные изменения могут оказать на рынок метанола влияние не меньшее, чем традиционные факторы.

Игорь Тябликов, редакция RUPEC


Вернуться в раздел