Войти используя аккаунт
Войти используя аккаунт:
Логин Пароль Забыли свой пароль?

Блоги

1.08.2018 / 14:15

Бедные люди

"...нужно приучать; нужно острастку давать; потому что наш брат ничего без острастки не сделает, всякий норовит только где-нибудь числиться, что вот, дескать, я там-то и там-то, а от дела-то бочком да стороночкой ..."

Ф. М. Достоевский

Доходнейшее дело, видимо, промышленное проектирование, а иначе зачем СИБУРу – НИПИГазпереработка, «Роснефти» – ВНИПИНефть, а также самарские и ангарские «проекты», ЛУКОЙЛу – «НижегородНИИнефтепроект», «Татнефти» – «ИнкоТЭК»? В ведь еще, наверное, насобирать можно. Деньги всегда лучше считать в своем кармане: одни в левом, а другие в правом. Подобный метод, когда Заказчик управляет всем (и проектированием, и строительством, и закупками) является самым дешевым и очень широко распространен в Китае и США.

Опытный Заказчик не только лучше многих инжиниринговых компаний и подрядчиков разбирается в технологическом или производственном процессе, но может адекватно оценить затраты на строительство и ввод в эксплуатацию на основе собственных знаний. Когда СИБУР проектировал дегидрирование пропана и две линии полипропилена в Тобольске, площадь размещения этих установок удалось сократить на 20-30%, грамотно используя «и/или» в правилах и нормах. Это опыт пошел явно на пользу: представтели компании уже отмечали, что бюджет стройки «Забсибнефтехима» окажется скорее всего меньше, чем планировалось. Таких пиролизов хотя и не много в мире, но сравнивать есть с чем.

Это реальность, она ни хороша, и ни плоха. Просто свидетельствует о том, что проекты, подобные ТАНЕКО, «Запсибнефтехим» (не говоря уже об отдельно взятых установках на НПЗ или НХК, или ГПЗ) могут выполняться быстро, качественно и в срок.

Но разговор совсем не об этом. Сколько таких мегапроектов в мире? Единицы, и Россия – не исключение. А сколько в мире рядовых объектов химии, нефтехимии и нефтепереработки, не соразмерных с указанными гигантами, но не менее востребованных? Тысячи, если не десятки тысяч. Кто их проектирует? Как правило, обычные рядовые проектировщики, почти всегда добросовестно делающие свою работу. А так как они не всегда являются профильными, то широко распространена практика инженерного сопровождения. Что это означает?

Инженер, который видел и знает процесс или установку, или даже завод (а еще лучше, когда он видел это до того, как оно построено), подсказывает на стадии «Проект», как лучше исполнить то или иное решение. Не все же (далеко) отражено в базовом проекте или в исходных данных на проектирование.

Мы не будем говорить о пилотах или технологических фантасмагориях. Сопровождение проектов ведут обычные инженеры, которые ходят по земле, но просто волею судеб повидали несколько больше, чем их собратья. Несколько нестандартных решений в нефтепереработке обсуждались ранее тут, а в отношении химии и нефтехимии – здесь.

Приведу несколько характерных примеров, которые будут интересны и познавательны.

Знаете, кто спроектировал завод ПЭТ компании NEO GRUP в Литве, мощностью 308 тыс. тонн/год (две линии по 154 тыс. тонн/год, а сейчас строят и третью)? Который является крупнейшей единичной мощностью в ЕС? Его спроектировал Вильнюсский LSPI – проектный институт гражданского строительства, существовавщий еще при СССР. В основе был базовый проект Zimmer. Но где LSPI и где химия! Вот Инженер у Заказчика проектровщика и обихаживал. Удельные показатели стоимости строительных, монтажных и специальных работ (без учета затрат на приобретение лицензии, оборудования, инжиниринга, шеф-монтажа) на NEO PET составили €141 на тонну. А у вроде как профильного российского института, аналогичная цифра на заводе в Башкирии в два раза больше – €265 евро на тонну. На картинках все отлично видно. Эти цифры говорят именно о качестве проектирования, в их основе всегда лежит полноценный аудит «как спроектировано».

Другой пример: дзержинский «Корунд-Циан». Линия является одной из немногих в мире, где получают цианид натрия непосредственно из синтез-газа после реактора Андрусова, т. е. без конденсации синильной кислоты. Базовый был от Evonik, но вся адаптация проекта выполнялась проектным институтом, который был весьма далек от этого процесса. Тем не мене, справился при инженерном сопровождении от Заказчика. В итоге процесс не только значительно безопасней своих собратьев, но и экономически более выгодный, что позволяет ему конкурировать с производетелем цианида натрия в Саратове, который как известно, не производит синильную кислоту, а имеет ее совершенно даром, как отход от производства акрилонитрила.

Слышали про Амурский НПЗ, половина которого находится недалеко от Благовещенска, т. е. на российской стороне Амура, а другая половина в Хайхэ, т. е. на китайской стороне Амура? Нефть и переработка половины темных на левом берегу, светлые и другая половина темных на правом берегу, и там же ароматика. Как повернется «возня за нефть» для завода - никому не известно, но в технологическом плане это очень красиво. И Нельсон у него 12,4. Базовый делали китайцы, но делали они его, как единый процесс. Поэтому на маленькую, но очень хорошую российскую проектную организацию свалилось бремя не только адаптации и ОЗХ, но и минимизация потоков «туда-сюда» через речку, что совсем непросто и требует отличных технологических знаний. Тем более, что до этого нефтепереработка была от организации где-то далеко. Зато инженерное сопровождение было рядом.

Кстати сказать, уфимские заводы «Роснефти» могли бы очень и очень много полезного почерпнуть их схемы Амурского НПЗ. Говорю это совершенно отвественно, так как знаю поточную схему «Башнефти» со всеми балансами по каждой установки для разных видов сырья и для разных соотношений. Амура на них нет, тогда бы количество «туда-сюда» в «Башнефти» резко сократилось.

И последний пример: баллоны из углеволокна для хранения метана. Первые в России, да еще приличной мощности. Строятся на основе комплектной поставки немецкой компании на заводе ДПО «Пластик», а проектирование ведет маленькая компания. Не сказать, что все гладко, но справляются, так как есть инженерные подсказки. Это в России такая линия на 60 000 шт/год в год первая, но в мире-то совсем не первая, а значит кто-то же их там построил.

Заканчиваем с эпосом, легендами и былинами и переходим к фактам. И не потому, что примеры кончились, а потому, что я опять уехал не туда. Переходим к рассмотрению дела по существу...

Появилась у некой российской проектной организации здравая идея: почему бы на основе собственной 85-летней истории не сделать, как сейчас говорят, центр компетенций. Тут тебе и выполнение проектной и рабочей документации на основе чужих базовых проектов, тут тебе и сопровождение покупки оборудования, и – чем черт не шутит, - может и собственное исполнение базовых проектов? И будем Пионерами! Мысль эту до общественности быстренько донесли.

В момент возникновения желания проектную нефтепереработку хорошо знал первый зам, а главный инженер знал химию, как на заводском, так и на проектном уровне, остальные соучастники отличали колонну от теплообменника, что уже не мало, так как бывало и хуже.

Желание стать пионерами надо поддерживать, поэтому передали пионерам список базовых проектов со словами, что выдадим и содержимое, и выполним эти базовые вместе с вами, если заинтересуете потенциальных заказчиков. Ну, а ПД и РД будете выполнять сами, нам чужого не надо, а с сопровождением поможем. Проекты несложные, но специфические и востребованные, и это только часть из имеющихся, и дадим еще, только работайте. Что-то получалось.

Пионерское начало было не плохое, как например предпроектная проработка «Технологические решения процесса сополимеризации акрилонитрила в растворителях для прекурсоров углеродных волокон». Собственно после этого на крупнейшей международной выставке JEC World 2018 в Париже UMATEX Group («Росатом») в ходе Products Show 7 марта 2018 года представитель компании Юрий Свистунов в приветственном слове рассказал, что в планах UMATEX Group – старт перспективных инвестиционных проектов, которые позволят в течение ближайших лет в десять раз увеличить российский рынок композитов и стать влиятельным игроком на международном рынке. Как будет происходить разработка проектной и рабочей документации, выполнение инженерных изысканий и осуществление авторского надзора по строительству современного завода ПАН-прекурсора, т. е. по воплощению инвестиционных планов в жизнь, покажет время, а предположения я озвучивал.

Был завод кормовых добавок, базовый проект разрабатывался румынской компанией, проектная документация выполнялась с инженерным сопровождением, что очень понравилось американскому заказчику.

Инвестиционными журавлями в небе и кормовыми добавками сыт не будешь, да и после двух относительно удачных полуопытов, пора было Пионерам выходить на серьезный проект после 20-летнего забвения. Но так как колонна от теплообменника отличалась еще не очень уверенно, то передавалось только исполнение рабочей документации, базовый проект выполняла румынская компания, а проектную документацию и прохождение экспертизы проекта делали другие люди. С чего наш Пионер вбил себе в голову, что имеет представление о сопровождении покупки нестандартного оборудования для этого проекта? Не знаю, но что точно – Пионер обладает даром красноречия. В общем, кроме РД было доверено и оборудования. Но и в том, и другом случае договорные отношения сопровождались поучительной историей: кормить собак и руками ничего не трогать (вспоминаем советский анекдот). То есть речь шла о жестком инженерном сопровождении.

Что же это за серьезный проект? Это реплика с работающего завода, которая адаптирована к российским нормам и правилам, к сырью (а вернее, к трем типам сырья), на котором он может выпускать моторное топливо К5 (как бензин, так и дизель).

Но что-то не получилось в сопровождении оборудования. Говорили же, что нужно просто кормить собак. Никаких особых проблем не случилось, но как известно, «умные учатся на чужих ошибках, а дураки на своих». Для умных рассказываю дальше: подготовка контрактов на закупку оборудования параллельно производилась инженерной службой Заказчика, поэтому что Пионер кроме переводов опросных листов из базового проекта с английского языка на русский ничем особо не занимался. Странно, конечно, авансы выплачены, денег по контракту на сопровождение оборудования было достаточно и взять специалистов пусть на подряд не составляло проблем, но ограничились переводчиками с английского на русский.

В отношении оборудования имя Пионера, конечно, войдет в века. Например, просьбами к изготовителю в стиле «дайте нам ТЗ на амииную очистку, чтобы мы его понимали». Да, бог с ним с сопровождением, как говорят коллеги с завода Свердлова, где Пионер осуществлял полноформатные закупки, вы хорошо отделались, так как вам ничего не купили.

В отношении РД, честно говоря, мне, как Инженеру жаль своего труда. Научил же тех, кто ранее и понятие не имели, но в итоге все получилось: и 3D, и полноформатные PID, правда, контура регулирования сам писал, но это не важно – базовый по технологии все равно наш был. И далее могли бы Пионеры весь завод так дорисовать и получить бесценный опыт, но что-то не сложилось. Что уж там у них произошло (и связано ли это со сменой руководства) - не знаю. Почему ушел первый зам – профессиональный проектировщик, а на место директора по проектированию встал начальник заводской лаборатории? И этого не знаю. Но в лаборатории, сами знаете, все строго до грамма, поэтому просто кормить собак лаборанту не захотелось, ну и не стало договора. Выгодный контракт обращен в убытки и, что более значимо – в потерю пионерского лица. Ну а для Заказчика – мелкие хлопоты, и даже сроки не изменятся. Какая разница с кем рисовать? Тем более, что рисуем-то копию.

Вы спросите, какая цель у этого очерка? Собственно, она отчетливо в эпиграфе и прописана.

Вернуться в раздел