Войти используя аккаунт
Войти используя аккаунт:
Логин Пароль Забыли свой пароль?

Блоги

Вернуться к списку статей
Андрей Костин
Руководитель информационно-аналитического центра RUPEC
Все статьи автора
4.08.2010 / 04:03

Забытая "Заполярка"

OilGasMap.jpg

Есть такой пространный экономико-географический термин в официальных документах: «Ямал и север Красноярского края», подразумевающий обширный участок заполярной тундры от Тазовской губы до западных притоков Енисея, главным образом бассейн реки Большой Хет. Термин появился лет десять назад, активно эксплуатироваться стал недавно – после того, как разведка и ввод в эксплуатацию Ванкорского месторождения показали: нефть тут есть, ее много, она далеко. «Роснефть» стала первой, кто в «новой нефтегазовой провинции» начал промышленную добычу. Между тем, лицензий в этом регионе роздано уже много. Крупными лоскутами нарезаны участки: два у «Славнефти» с Западно-Мессояхским и Восточно-Мессояхским месторождениями. 6 огромных площадей за «ЛУКОЙЛом» с месторождениями Находкинским (работает с 2005 года), Южно-Мессояхским, Пякяхинским, Перекатным, Салекаптским, Северо-Хальмерпаютинским, и Хамельпаютинским. «Делянки» вдоль границы ЯНАО и Красноясркого края в массе контролирует «Роснефть», вот только существенных открытий там пока не сделано. 11 лицензий у ТНК-ВР вместе с прилегающими к Ванкору месторождениями Сузунским, Тагульским и Русско-Реченским, а также Русским около Заполярного месторождения «Газпрома».


Эксперты не устают повторять, что главный фактор, сдерживающий массовое освоение этих богатств – отсутствие транспортной инфраструктуры. ТНК-ВР уже в 2011 году готова начать промышленную добычу на одном из крупнейших в стране Русском месторождении. В 2012 году должен заработать Сузун, который с начала этого года начал эксплуатироваться в опытном режиме (http://rcc.ru/Rus/Chemicals/?ID=482416). Однако эти планы не смогу быть реализованы без решения вопроса с трубами для сырья: сейчас Русское, например, эксплуатируется только зимой, автоцистерны возят нефть по зимнику до станции Коротчаево (около Уренгоя), где переваливают на ж/д. Если бы ТНК-ВР удалось договориться с «Роснефтью» о поставках сырья в трубу Ванкор-Пурпе, проблемы бы снимались. Договориться не удалось. Весной прошлого года ТНК-ВР презентовала в Салехарде свой трубопроводный проект «Ямал», который должен был связать Сузунское, Тагульское и Русское с НПС «Пурпе» и станцией Коротчаево.

Похожие проблемы у «Славнефти», точнее у ее «дочки» «Мессояханефтегаз». Планируется, что запуск Мессояхи состоится в 2013 году, с пиком в 2019 году и добычей 19-22 млн тонн в год. Куда девать нефть – тоже неясно. Был вариант подключаться к «Ямалу», но потом стало ясно, что нужно самостоятельно строить трубу до НПС «Пурпе». А это 600 км…

«ЛУКОЙЛ» изначально хотел запустить Пякяхинское в конце 2011 года. Планировалось, что продукция (конденсат) будет подаваться по трубе до Ванкора, после чего сдаваться в трубу Ванкор-Пурпе. Очевидно, договориться на этот счет не удается, поэтому запуск Пяк-Яхи перенесен на 2013 год. При этом отвод земель под трубопровод до Ванкора уже начался…

Впрочем, положительный сдвиг обозначился осенью прошлого года: глава правительства на совещании в Игарке заявил, что освоение «новой провинции» началось, профильные ведомства готовят комплексную программу освоения региона (к слову, стоимость программы по первым прикидкам составляла 3,2 трлн рублей, из которых средства бюджета – 7%.), а труба Ванкор-Пурпе будет расширена до 50 млн тонн в год. Проект «Ямал» был скинут со счетов. Комплексная программа должна была согласовать усилия всех недропользователей насчет транспортной инфраструктуры, чтобы не строить параллельные трубы. Кроме того, скоординировать их в вопросах утилизации ПНГ. Тут-то на информационный горизонт выплыл таинственный «Заполярный ГПЗ».

Деталей этого полумифического проекта не знает, кажется, никто. Насколько известно мне, его мощность по ПНГ должна была составлять 5 млрд м3 в год, «сухой газ» сдаваться в ГТС на Ямбургской КС, жидкие фракции наливаться на ж/д, правда, неизвестно где. Точно так же неизвестно где должен был располагаться сам завод.

Впрочем, недостаточная проработанность технических особенностей проекта «Заполярного ГПЗ» - не главное. Мне ни разу не доводилось слышать четкие разъяснения, кто мог бы его построить, на чьи деньги, как быстро, кто мог бы им владеть. Тут важнее была, видимо, идеология: раз флаг «95% ПНГ» реет над головами нефтяников, утилизировать надо, значит и ГПЗ должен быть. И никому, кажется, не пришло в голову, а будет ли этот проект вообще рентабельным? И каковы могут быть сроки окупаемости…

На днях, впрочем, Интерфакс со ссылкой на загадочный источник сообщил, что проект «Программы комплексного освоения…» не предусматривает создание в регионе мощностей по переработке ПНГ (http://rupec.ru/news/?ID=488). Типа, в Заполярье строить дорого, ограничимся, мол, созданием трубопроводной инфраструктуры ( к слову, госинвестиции через «Транснефть» пойдут только на нефтепроводы Пурпе-Самотлор и Заполярное-Пурпе общей стоимостью 156 млрд рублей), а переработку наладим на юге Тюменской области или в ХМАО, где «существующие мощности будут высвобождаться». А вообще, ПНГ можно использовать в промысловой энергетике (как на Пякяхинском: 24 МВт, 34 млн м3 газа в год), для газлифта и закачки в пласт (как на Ванкоре). Ну, а что останется, будем перерабатывать на «северном газоперерабатывающем узле» СИБУРа, включающим Губкинский и Муравленковские заводы, Холмогорскую, Вынгаяхинскую и Вынгапуровскую КС.

Сейчас суммарная мощность узла по газу – 2,14 млрд м3. СИБУР ведет модернизацию объектов, которая включает:

  • Реконструкцию Вынгапуровской КС до уровня ГПЗ полного цикла с выделением жидких фракций
  • Реконструкцию на Губкинском ГПК
  • Создание продуктопровода ШФЛУ Губкинский – Муравленко – Ноябрьск
  • Создание наливной железнодорожной эстакады и парка хранения ШФЛУ в Ноябрьске
  • Строительство продуктопровода Вынгапуровская КС – «газпромовский» конденсатопровод Уренгой-Сургут.

Судя по этому перечню, СИБУР действительно готовится к приему больших объемов газа на свои «Северные заводы» в ближайшее время. В то же время, добыча ПНГ на промыслах, например, «Газпром нефти», с которых «запитан» Муравленковский завод, снижается год от года вслед за снижением добычи нефти. Неужели действительно новый газ пойдет с севера? СИБУР, конечно, уже подтвердил, что сможет переработать все объемы ПНГ «новой провинции» (http://rupec.ru/news/?ID=495).

Тут, впрочем, встает вопрос, а как собирать сырой ПНГ и доставлять его на «Северные заводы»? Полазив с линейкой по карте региона я прикинул, что общая протяженность только магистральной трубы для сырого ПНГ превысит 2 тыс. км, не говоря уже о подводящих трубах. А кто будет платить?

5 августа ожидается обсуждение «Программы…» в правительственной комиссии по ТЭК. Может быть, появятся новые детали касательно судьбы ПНГ и конденсата «новой нефтегазовой провинции». Как бы то ни было, отказ от «Заполярного ГПЗ» - свидетельство того, что «комплексная программа» комплексной толком не является, договариваться с недропользователями об источниках инвестиций не получается, наладить посредничество между ними – тоже. Много платить государство не хочет ни за трубы, ни за заводы. Кроме того, удивительная согласованность инвестпроцесса СИБУРа на «северном узле» с ходом разработки «Программы…» заставляют думать, что нефтехимическое лобби в этом вопросе победило, причем не вчера. А проект «Заполярного ГПЗ» всерьез не рассматривался ни нефтяниками, ни государством, ни нефтехимиками.

Вернуться в раздел