Войти используя аккаунт
Войти используя аккаунт:
Логин Пароль Забыли свой пароль?

Блоги

Вернуться к списку статей
Андрей Костин
Руководитель информационно-аналитического центра RUPEC
Все статьи автора
20.07.2010 / 11:15

Федеральная НЕцелевая программа

В последнее время в России очень популярна тема особых территориально-экономических образований для развития малого бизнеса. Обычно к концу этой фразы добавляют "в высокотехнологичной (или, инновационной) сфере". В обиход телеведущих и государственных лидеров прочно входят термины "индустриальный парк", "технопарк", "технополис", "инновационный центр" и т. д. Все это не случайно: в этом году должна быть завершена реализация программы под названием "Создание в Российской Федерации технопарков в сфере высоких технологий", поручение о разработки которой еще в 2005 году в бытность свою президентом Владимир Путин дал правительству. В марте 2006 года она была утверждена, создание в 7 субъектах Федерации технопарков оценено в 29 млрд рублей средств государственного бюджета. На момент принятия в Программе фигурировало 12 проектов.

Многие ли слышали об этой программе? Вообще, в чем тут логика? Кажется все просто. Ни для кого не секрет, что суть современной российской "новой экономической политики" заключается в построении системы, основанной на высокотехнологичных секторах экономики. При создании этой концепции нашим руководителям казалось, что мы сможем получать доходы, эквивалентные нефтяным, экспортируя, например, уникальные полупроводниковые приборы, новое программное обеспечение и продвинутые медицинские препараты (замечу, кстати, что ни того, ни другого, ни третьего Россия толком не производит, а вот нефть течет по трубам исправно). Понятно, что ни одна из крупных российских частных компаний была не в состоянии инвестировать существенные средства (это чтобы сразу получить решающий прорыв) в развитие этих направлений деятельности: слишком велики и не обеспечены риски, слишком долгими могли оказаться сроки возврата инвестиций, слишком для всего этого коротка человеческая жизнь. Поэтому по принципу "лучше мельче да больше" ставка была сделана на малый и средний бизнес, который, как любят говорить, более мобильный и лучше подстраивается под рынок и под новые научно-технические веяния. Однако в нашей стране заниматься бизнесом не просто, малым – очень трудно, а малым, да еще в высокорисковой сфере – почти невозможно. Дабы не реформировать сложившуюся систему регулирования предпринимательства (читай – всего законодательства) было принято решение стимулировать развитие бизнеса в высокотехнологичной сфере за счет выделения локальных преференций и послаблений на особых территориях. Еще была создана госкорпорация "Роснано", призванная финансировать высокотехнологичные старт-апы, помогать в коммерциализации прорывных научных и прикладных идей. Казалось – сделано уже очень много, и вот-вот мы превратимся во вторую Японию или Сингапур. На тему "инновационной экономики" говорилось все больше и больше слов, заковыристые термины НЭПа двадцать первого века научились выговаривать все народы многонациональной страны. Но на сегодняшний день с уверенностью можно констатировать только то, что "Роснано" тратит средства госбюджета мягко говоря странно, новые понятия смешались, и люминесцентные лампочки являются, оказывается, прорывной инновацией. Важнее другое: стало понятно, что малый бизнес в какой угодно сфере в России жизнеспособен только при особой его организации. Например, в технопарках. Кстати, из тех 12 технопарков, которые фигурировали в президентской программе, только один прямо касался нашей отрасли – нефтехимии. Речь идет о технополоисе "Химград" в Казани. Этот факт тоже вызывает вопросы? Почему только один? Что, у отрасли нет потенциала инновационного развития? Тем более, что планов по развитию "малой" нефтехимии у компаний отрасли достаточно много. Взять, например, проект индустриального парка "Камские Поляны", ориентированного на "Нижнекамскнефтехим" как якорного поставщика базовой продукции для переработки. Или планы по созданию специализированного парка в Нижегородской области для развития малого и среднего бизнеса по переработке ПВХ.

Но наиболее странно другое. Как водится, самые лучшие и успешные частные инициативы пролетают мимо всяких государственных программ. Сам себе специализированный нефтехимический технопарк завелся в 2006 году в Волгограде на территории Волгоградской промышленной площадки (ВПП). Главные участники парка – предприятия группы "НИКОХИМ": такие гиганты, как ОАО "Каустик" (каустическая сода и хлор), ОАО "Пласткард" (ПВХ, 3-е место в России), а также кластер переработчиков продукции больших заводов, таких, как ЗАО "Солигран" - СП с бельгийской Solvay (производство пластикатов и ПВХ-композиций). Синергия в рамках ВПП оказалась настолько успешной, что даже обеспечивающая площадку энергией ТЭЦ-3 с сентября 2007 года находится в аренде у ОАО "Каустик". Среди уникальных технологических активов группы – единственная в России сертифицированная для пищевого применения марка ПВХ-С-5868ПЖ.. И никакой не надо госпрограммы.

Вернуться в раздел