Войти используя аккаунт
Войти используя аккаунт:
Логин Пароль Забыли свой пароль?

«Роснефть» подтягивается по химии

9.04.2014 / 08:49

Госкомпания прирастает разнообразными нефтехимическими активами, проектами и планами.Укладываются ли эти события в некую стратегию?

За последние два года нефтяная компания «Роснефть» приобретает все новые и новые очертания. Компания имеет планы по активному освоению рынка газа, получила разрешение на экспорт СПГ. Еще одним стратегически важным сектором направления деятельности в «Роснефти» признают и нефтехимический бизнес. Причем развиваться в нем компания собирается довольно неожиданным путем – помимо строительства колоссальных мощностей по переработке на Дальнем Востоке она, например, вошла и в шинный бизнес. Однако что из этого всего выйдет сейчас сказать сложно.

Традиционная нефтехимия

Исторически нефтехимический бизнес в «Роснефти» развивался на ангарской площадке (в нее входит НПЗ «Ангарская нефтехимическая компания» и «Ангарский завод полимеров»). Установка пиролиза мощностью 600-700 тыс. тонн прямогонного бензина ежегодно производит около 200 тыс. тонн этилена, 100 тыс. тонн пропилена и 70 тыс. тонн бензола. В 2010 году «Роснефть» начала реконструкцию установки пиролиза с увеличением мощности совместно с Nexant, но когда она окончится – достоверно неизвестно. По некоторым данным, новым сроком окончания проекта является 2017 год. После завершения работ мощность комплекса пиролиза должны вырасти более, чем в два раза – до 450 тыс. тонн этилена в год. По планам «Роснефти», на ангарской площадке должно также появиться самое крупное в стране производство ПНД мощностью 345 тыс. тонн в год, второе по мощности производство полипропилена на 250 тыс. тонн в год с широким ассортиментом марок. Кроме того, госкомпания объявила и тендер на строительство установки метанола мощностью 30 тыс. кубометров синтез-газа в час.

В Восточной Сибири «Роснефть» планирует с «чистого листа» реализовать другой мегапроект – «Восточную нефтехимическую компанию» (ВНХК). Правда, параметры этого проекта пока до конца не определены. Сама «Роснефть» настаивает на строительства завода мощностьюусловных 30 млн тонн – 24 млн тонн сырой нефти и 6 млн тонн сырья пиролиза. Ее проект предполагает создание нескольких очередей завода. Первая будет мощностью до 12 млн тонн в год, вторая – нефтехимический блок – 3,4 млн тонн продукции в год, третья предполагает увеличение нефтепереработки еще на 12 млн тонн, а мощностей нефтехимии – на 2,6 млн тонн в год. Но профильные ведомства и другие компании, которым придется так или иначе участвовать в проекте – «Транснефть», «Газпром» и РЖД - пока продолжают обсуждение его параметров. При этом «Роснефть» собирается построить при нефтехимическом комплексе морской порт.

Эксперты по-разному оценивают перспективы проекта. ОАО «ВНИПИнефть», которое анализировало его по заданию Минэнерго, пришло к выводу, что заявленные мощности избыточны. В нем отмечают, что в случае реализации принятой концепции, ВНХК войдет в тройку крупнейших производителей нефтехимии в мире. Продукцию – полиэтилены, полиропилены, МЭГ, бутадиен, бензол, параксилол, бензин пиролиза, бутен-1, гексен-1, стирол, - предполагается реализовывать в основном на рынках АТР. При это неизвестно, как ее объем будет производиться для внутреннего рынка. В «ВНИПИнефть» предполагают, что «поставки на внутренний рынок могут быть весьма незначительными, что объясняется неразвитостью внутреннего рынка по изготовлению конечной продукции газо- и нефтехимии». Там напоминают, что согласно имеющимся прогнозам к 2030 году ожидается профицит производства полиэтилена, которыйсоставит 7,3 млн тонн в год, полипропилена – 2,4 млн тонн в год, МЭГ – 1,8 млн тонн в год, ПЭТФ – 0,5 млн тонн в год. «Это повышает ориентацию отечественных производителей нефтехимической продукции на экспорт», - говорят в институте. В своем отчете «ВНИПИнефть» отмечает, что пока мер для стимулирования создания в Сибири и на Дальнем Востоке производства конечной продукции из продуктов нефтехимии и создание перерабатывающего кластера просто нет. В то же время все предлагаемые к производству в ВНХК нефтехимические продукты не являются последними звеньями технологического передела, что ограничит возможности местных потребителей перейти непосредственно к переработке в конечные изделия. Кроме того, в институте отмечают, что и экспортные возможности проекта неочевидны с учетом темпов роста собственных производств в Китае и конкуренции со стороны производителей с Ближнего Востока и Северной Америки. Существует и риск конкуренции с другими дальневосточными нефтехимическими проектами, ориентированными также на экспорт в страны АТР как по рыночным нишам на целевых рынках, так и по себестоимости продукции. Это, например, потенциальный проект «Газпрома» и СИБУРа в Амурской области, по которому стороны не так давно подписали меморандум о сотрудничестве. В отличие от «нефтяного» проекта ВНХК, эта идея строится на переработке газа Якутского центра газодобычи и использовании в качестве основного сырья этана при минимизации всех транспортных затрат на доставку сырья за счет использования трубопроводов с производством широкого ассортимента современных марок полиэтилена.

«ВНИПИнефть» также отмечает избыточность заявленной мощности топливного блока проекта ВНХК и рекомендует как заново уточнить маркетинговый прогноз по нефтехимической части, так и редуцировать заявленные мощности нефтепереработки до контура первой очереди. Так или иначе, параметры проекта сейчас продолжают согласовываться «Роснефтью» и правительством.

Шины и политика

Еще одним проектом «Роснефти» должна стать модернизация завода «Наирит» в Армении. Пока госкомпания комментирует эту тему осторожно, говоря, что ТЭО проекта только изучается, но источники, близкие к ней, говорят, что решение об инвестициях в производство бутадиен-стирольного каучука на площадке в Ереване «почти принято». Их примерный размер оценивается в $500 млн, при том что долг предприятия оценивается еще в несколько сот миллионов долларов. Тем не менее, конкретные планы «Роснефти» по модернизации «Наирита» неясны. Сам завод, единственное в СНГ предприятие по производству хлоропренового каучука, был остановлен еще в 2010 году. В целом источники, близкие к госкомпании, характеризуют ее проект в Армении, как сугубо политический. В конце прошлого года власти двух стран договорились об отмене экспортных пошлин на поставки нефти, нефтепродуктов и газа. «Так же договорились реализовать какой-нибудь крупный совместный проект, выбор пал на «Наирит», и проектом было поручено заняться «Роснефти», - говорит собеседник из Минэнерго.

Бутадиен-стирольный каучук должен быть направлен на создании шин итальянской компанией Pirelli. Соглашение о создании соответствующего СП между ней и «Роснефтью» было подписано еще в конце прошлого года. Как говорят источники, близкие к российской компании, «планы по сотрудничество с Pirelli самые обширные». В частности, «Роснефть» надеется начать экспорт каучука из Армении непосредственно в Италию через Черное и Средиземное моря.Более того, в марте она опосредованно приобрела около 13% Pirelli. Стоимость сделки составила почти €800 млн. Так что вход в шинный бизнес с учетом «Наирита» может обойтисьгоскомпании более чем в $1 млрд.

Однако на восстановление завода и его модернизации потребуется в лучшем случае три-четыре года, уточняет источник. Любопытно, что «Роснефть» и Pirelli обсуждают возможность производства высокотехнологичных каучуков для шин и на Дальнем Востоке в рамках ВНХК. «Pirelli – понятный партнер для шинного бизнеса. «Роснефть» хочет иметь мировой статус, и партнерство с таким брендом для этого важно. Кроме того, для ее руководителя Игоря Сечина важно иметь тесные отношения с итальянскими властями», - говорит источник.

Отдать газопереработку

Другой крупный нефтехимический проект «Роснефти» - СП с самарским холдингом«САНОРС». Стороны договорились начать проработку вариантов совместного бизнеса еще в прошлом году. В декабре 2013 года они подписали контракт с фиксированной формулой на ШФЛУ. Для «САНОРСа» это было важным шагом с точки зрения обеспечения сырьевой стабильности.Казалось, что вслед за подписанием формулы цены на сырье вскоре последует и формальное создание совместного предприятия. Однако этого пока не случилось. Более того, окончательная структура СП пока неясна – согласно первоначальным заявлениям сторон, самарская компания должна внести свои нефтехимические активы, а «Роснефть» - газоперерабатывающие в Самарской и Оренбургской областях.Стороны, кроме того, и вместе, и порознь заявляют о планах создания в регионе нового нефтехимического комплекса, мощность которогоможет составить 2,5 млн тонн полимеров в год с сохранением существующих производств «САНОРСа». Проект планируется реализовать в два этапа в течение десяти лет до 2020 года. Размер инвестиций оценивается в 290 млрд руб. Основная идея этого проекта – удовлетворение растущего внутреннего спроса на те продукты, которые в основном не охвачены проектами других нефтехимических игроков. Источники, близкие к «Роснефти», говорят, что цель госкомпании – оптимизировать свое газоперерабатывающее производство. «Есть задача выходить на конкретного потребителя, при этом развивать не очень профильный бизнес самим сложно, поэтому идет поиск партнеров по самым разным направлениям», - говорит один из собеседников.

Непрофильный бизнес как основа нефтехимии?

При этом отношение госкомпании к нефтехимическому бизнесу в целом один из источников, близких к ней, характеризует так: «По сравнению с затратами на другие проекты – это относительно небольшие средства. Но «Роснефть» должна иметь как можно больше различных проектов, быть крупным холдингом не только в нефти и газе, но и переработчиком сырья. Пока, конечно, все идеи в основном на бумаге, но основные направления развития более или менее ясны». Из этого заявления следует, что госкомпания в нефтехимии преследует больше имиджевые цели, чем финансовые или отраслевые. С другой стороны, в характере действий «Роснефти» в этой области просматриваются и черты некой реальной стратегии: в проектах в Армении и Самарской области госкомпания действует через СП, привлекая профильных партнеров. То же самое можно сказать про дальневосточный проект, к партнерству в котором уже приглашены азиатские компании из Китая, Японии и Кореи. Таким образом, «Роснефть» явно хочет иметь глубокую переработку мирового уровня, однако не в качестве основного бизнеса.

С другой стороны, набор проектов компании во многом случаен: ВНХК представляет собой модифицированную реанимацию давней идеи о Приморском НПЗ; ангарская площадка – без модернизации теряющее конкурентоспособность традиционное наследие, тесно вписанное в потоки соседнего «профильного» нефтеперерабатывающего завода; планы относительно «Наирита» носят сугубо политическую подоплеку; партнерство с Pirelli выглядит, как стремление повысить эффективность инвестиций в Армении плюс получить имиджевые дивиденды; партнерство с «САНОРСом» продиктовано в первую очередь желанием избавиться от непрофильного газоперерабатывающего бизнеса (из которого госкомпания вообще вышла в ХМАО).

Так что можно предполагать, что «Роснефть» на сегодняшнем этапе не очень хорошо знает, что конкретно она хочет в нефтехимии, зато примерно представляет, как она будет этого добиваться. И что не вызывает сомнения, так это общий курс госкомпанию на глубокую переработку углеводородов. Ведь в мире не существует глобальных энергетических majors, не имеющих сильной нефтехимии. А стать глобальным лидером нефтегазовой индустрии «Роснефть» явно стремится.

Вернуться в раздел