Войти используя аккаунт
Войти используя аккаунт:
Логин Пароль Забыли свой пароль?

Рикошет

15.11.2013 / 15:03

Опасения нефтяников о снижении объемов нефтепереработки в случае введения 100% пошлины на экспорт мазута сулят нефтехимии еще большие потери, чем для топливного рынка.

Как ранее писал «Рупек», правительство пока не приняло окончательного решения относительно перспектив введения 100%-го коэффициента к ставке экспортной пошлины на темные нефтепродукты. В среде нефтепереработчиков считается, что это преждевременная мера, которая может иметь очень негативные последствия. Наиболее радикальный шаг, на который могут пойти нефтяники, это снижение нагрузки НПЗ по переработке нефти в пользу экспорта сырья.

Следствием такой меры может стать сокращение производства не только темных нефтепродуктов, но и товарных топлив, предлагаемых на внутреннем рынке. Однако в контексте интересов нефтехимии это не так уж и важно. Но помимо товарных топлив, нефтепереработка в России является значимым источником сырья для нефтехимии. Так, по некоторым данным, прямогонные бензины составляют порядка 40-45% сырья пиролизов, а подавляющая масса их производится именно на НПЗ. Кроме того, нефтепереработка является важным генератором СУГ – около половины всех предельных сжиженных газов и их узких смесей производится на НПЗ. Также велика роль нефтепереработки в поставках непредельных фракций: пропан-пропиленовой и бутан-бутиленовой для производства полимеров, а также высокооктановых компонентов автобензинов – эфиров и алкилата.

В случае снижения загрузки НПЗ производство этих продуктов упадет еще более стремительно. Это, соответственно, создает серьезные риски как с точки зрения возникновения дефициты сырья для тех пиролизных производств, которые работают на нафте, так и с точки зрения роста цен на нефтехимическое сырье в целом и потери российскими нефтехимиками конкурентоспособности по затратам. «Рупек» решил продемонстрировать на примере условного «среднего» российского НПЗ, насколько чувствительным для нефтехимии может стать преждевременное введение 100%-ого коэффициента ставки пошлина на темные нефтепродукты.

«Средний» российский НПЗ

Исходные данные таковы. По данным Reuters, в 2012 году российской нефтепереработкой в целом экспортировалось 75% произведенных темных нефтепродуктов. В нашей модели мы будем исходить из предположения, что условный «средний» завод может разместить на внутреннем рынке только 25% темных от потенциала производства при полной загрузке по нефти. Все остальное он вынужден экспортировать. Соответственно, в случае введение повышающего коэффициента к пошлине снизить объем переработки нефти таким образом, чтобы сохранив в полном объеме внутренние поставки, полностью отказаться от экспорта.

Теперь нужно понять, как выглядит «средний» российский НПЗ, какие он имеет мощности, набор и производительность установок. Исключим сразу нефтеперерабатывающие предприятия мощностью по нефти менее 3 млн тонн в год и/или не имеющие вакуумных блоков. По данным Reutser, отвечающих этим критериям заводов в России 26, а средняя их загрузка по нефти в 2012 году составляла почти 9,5 млн тонн. Таким образом, будем считать, что «средний» российский завод имеет номинальную производительность по сырой нефти в 10 млн тонн. Средняя по этой группе глубина переработки нефти, по данным Reuters, в 2012 году составила 71%.

Для определения «средней» по отрасли технологической конфигурации мы использовали сводные данные компании «Альянс-Аналитика». Так, по рассматриваемым нами 26 заводам средний индекс Нельсона составляет 4,91. Кстати, особенностью данного расчета является учет установок производства серы и неучет установок по производству водорода. Мы, соответственно, будем оперировать понятием индекса Нельсона именно в этой трактовке. Установками, входящими в «средний» завод, мы считали те, которые встречаются на рассматриваемых 26 НПЗ более, чем в половине случаев. Таким образом, наш условный завод должен состоять из атмосферного и вакуумного блоков, установки каталитического крекинга (с гидроочисткой газойля), установки каталитического риформинга (с гидроочисткой сырья), установки гидроочистки средних дистиллятов, установки изомеризации, установки по производству битума, висбрекинга и установки получения серы.

Мощность установок определялась как среднее от мощности соответствующих установок на тех реальных НПЗ, где они есть. Мощность вакуумного блока и установки изомеризации определялась, исходя из состава реального образца легкой западносибирской нефти (общая сера 1,5%) с содержанием фракций 360-530°С+ 46,92%, фракции нк-62°С 3,27% (плюс н-пентаны с ГФУ). Мощность установки производства серы подбиралась для балансировки индекса Нельсона со средним значением.

Итак, «средний» российский НПЗ далек от совершенства и имеет следующую конфигурацию:

Процесс

Мощность

Атмосферный блок

10000

Вакуумный блок

4692

Каталитический крекинг с гидроочисткой сырья

1500*

Риформинг на бензины с гидроочисткой сырья

1000**

Гидроочистка дизеля

3000

Производство битумов

500

Висбрекинг

1500

Изомеризация

393***

Производство серы

22,5

Индекс Нельсона:

4,91

Глубина переработки (полная загрузка)

71,5%

*-по секции крекинга

**-по секции риформинга

***-по сырью установки

В половину

Стоит оговориться, что несмотря на посредственные показатели по сложности и глубине переработки нефти, такой завод в принципе при полной загрузке в состоянии производить 2 млн тонн автобензинов, отвечающих требованиям техрегламента по классу 5 (при этом среднее октановое число по исследовательскому методу всего объема 93,5 при норме по регламенту 80). Также он может выпускать 2,85 млн тонн дизельного топлива типа Евро-5 и 0,87 млн тонн негидроочищенного сернистого прямогонного дизеля на экспорт. При этом завод на внутренний рынок сможет реализовывать 0,62 млн тонн темных нефтепродуктов, а на экспорт 1,85 млн тонн (товарные битумы к темным нефтепродуктам не относим).

Что касается нефтехимических продуктов, то при полной загрузке «средний» завод сможет производить 110 тыс. тонн пропана-бутана, 647 тыс. тонн нафты для пиролиза (в основном прямогонная фракция 65-180°С с добавлением отгонов гидроочисток, бензина висбрекинга и газового бензина ГФУ), 111 тыс. тонн пропан-пропиленовой фракции и 146 тыс. тонн бутан-бутиленовой фракции.

В модели мы условно предполагаем, что в случае введения 100%-ого коэффициента к ставке вывозной пошлины на темные нефтепродукты такому «среднему» заводу удастся сохранить рентабельность только в случае полного отказа от экспорта темных в условиях ограниченных возможностей по внутренним продажам и сохранения максимально возможной загрузки установок.

Результаты получились довольно любопытными. Нулевой экспорт темных достигается только при снижении нагрузке по переработке нефти с 10 до 5,73 млн тонн или на 43%! Это согласуется с теми оценками, которые «Рупек» ранее получил в разговоре с представителями нефтяных компаний. Напомним, по их словам, введение повышенной пошлины на экспорт темных приведет к снижению загрузки на 20-60%.

Соответственно, при таком объеме переработки нефти производство бензина для пиролиза сократится до 140 тыс. тонн в год или 22% от нормального уровня. Производство пропан-бутана снизится на 32%, ППФ и ББФ – останется без изменений. При этом выработка товарных автомобильных топлив сократиться на 17-28%.

MasutVSNaptha.jpg

Конечно, уровень текущего экспорта темных не у всех НПЗ столь высок, как в нашей модели (75%, среднее по отрасли значение). Например, у таких поставщиков нафты для нефтехимии, как «Газпром нефтехим Салават», «Ангарская НХК» или «ЛУКОЙЛ-Волгограднефтепереработка» он колеблется, по данным Reuters, от 48% до 59% (у главного поставщика ТАИФ-НК он составляет, увы, 98%). Но даже если принять долю вывоза мазута в 50%, то все равно в условиях нашего «среднего» завода для отказа от экспорта темных потребуется снижение загрузки до 7,15 млн тонн при сокращении производства нафты на 73%!

Таким образом, если ответом нефтяников на введение 100%-ого коэффициента вывозной пошлины на темные нефтепродукты станет снижение объемов нефтепереработки, то нефтехимия пострадает от этого очень сильно даже при относительно невысоких долях экспорта мазута (минимальный показатель, по данным Reuters, у «Башнефти» и составляет 34%). И ущерб для отрасли будет ощутимо сильнее, чем для потребляющего топливо населения.

Деструктивный акцент

Большинство экспертов уверены, впрочем, что введение повышенной ставки на экспорт темных нефтепродуктов будет как минимум отложено. Впоследствии, не исключено, эта тема может затеряться внутри какой-нибудь очередной кардинальной реформы таможенно-налоговой политики в «нефтянке». Однако наш пример со «средним» российским заводом показывает, что в текущих условиях ВИНК вынуждены сосредоточить основные инвестиции в рамках модернизации НПЗ именно в сфере деструктивных процессов, возможно, отложив пока работу по установкам топливного пула. Для нефтехимии же развитие вторичных процессов переработки газойля, мазута и гудрона несет свои выгоды в виду увеличения производства малоценных бензиновых фракций, «жирных» и непредельных газов. Пример «Объединенной нефтехимической компании» показывает, что современный оснащенный нефтеперерабатывающий комплекс может выступать поставщиком достаточных количеств дешевого сырья для загрузки пиролиза мирового класса, в том числе за счет бросовых, неиспользуемых ресурсов.

Вернуться в раздел