Войти используя аккаунт
Войти используя аккаунт:
Логин Пароль Забыли свой пароль?

Таможня дает добро

21.06.2010 / 18:30

На расширенном заседании Российского союза химиков по выполнению нижнекамских протоколов 2 марта 2010 начальник отдела нефтехимии и газохимии Минэнерго Фарит Набиуллин выразился прямо: "Отсутствие государственной политики – основная причина отставания". И это неудивительно – развитие отрасли определяется доступностью сырья, технологий и рынков. И все три этих компонента охватываются мерами государственного экспортно-импортного регулирования.

За время, прошедшее с начала кризиса, был принят ряд инициатив в сфере регулирования отрасли. Государство ввело новый механизм, регулирующий экспорт, воздержалось от новых запретительных мер в импортной политике, но пошло навстречу нефтехимикам в другом - освобождая от НДС импорт необходимого им оборудования. Все эти меры позволяют говорить о том, что подход к нефтехимии стал более осмысленным.

Положение дел

Основную проблему российской нефтехимии озвучил Виктор Христенко в 2007 году, еще будучи министром топлива и энергетики. "При общем объеме в 2006 году более чем в триллион рублей, почти 70% приходится на продукцию низких и средних переделов", - сказал он, представляя в правительстве Стратегию развития отрасли до 2015 года. Тогда же было объявлено, что это соотношение станет практически диаметрально противоположным: 70% – высоких, и 30 – остальных.

Однако в 2009 году, спустя 2 года после принятия Стратегии, стало ясно, что кардинальных улучшений в отрасли не наблюдается – слова Сергея Шматко, министра энергетики РФ, почти дословно повторили сказанное его предшественником: "Из суммарного объема производства в 1 трлн. руб. в год 70% приходится на продукцию низких и средних переделов".

Сегодня нефтехимия в России - отрасль не только не особенно модная (все же это не нанотехнологии, а технологии среднего уровня), но и локальная в мировом масштабе. Мировая доля российской химической промышленности – 1%. Примерно такую же долю занимают полимеры российского производства. По отдельным позициям еще вырабатываются конкурентоспособные продукты. Это селитра (37% мирового рынка), аммофос (30%), хлорид калия (20%), аммиак (14%), некоторые синтетические каучуки (по полиизопреновым каучукам доля России на мировом рынке 70%). Но это главным образом продукция если не самых низких, то средних нефтехимических переделов.

В итоге 35% внутреннего потребления – импорт, в основном высоких переделов. Треть такой продукции в России не производится, две трети – в недостаточном количестве, не того качества или проигрывая по цене.

Поиск баланса

Между тем нефтехимики уже заявили о строительстве новых современных нефтехимических мощностей, которые должны кардинально изменить сложившуюся ситуацию - только по полипропилену к 2015 году прогнозируется рост годовой мощности на 2 млн тонн. Новые производства потребуют значительных объемов сырья, прежде всего сжиженных углеводородных газов (СУГ). В этой связи без выработки "системного" подхода по управлению балансом спроса и предложения в отрасли не обойтись. Отрадно, что государство, похоже, уже это осознало.

В настоящее время нефтехимическое сырье, произведенное в России, распределяется между внешними и внутренними рынками, и не обязательно в пользу последних, баланс зависит от экспортных пошлин, прежде всего на СУГ.

Пошлины были обнулены в январе 2009 года, после обвального падения спроса на сжиженные газы внутри страны, вызванного кризисом. Открыв в нужный момент экспортный кран, государство доказало, что может оперативно реагировать на ситуацию. Вместе с тем этот шаг все же был лишь "пожарной поддержкой" на пике кризиса.

В итоге вывоз сжиженных газов вырос в 2009 году на 0,9 млн. тонн, тогда как физический спрос внутри страны упал за тот же год вдвое меньше - на 0,5 млн. тонн. При этом сократились поставки ПНГ на переработку со стороны нефтяных компаний, то есть вывоз СУГ увеличился не за счет роста его производства. Таким образом, внутренний рынок нефтехимического сырья рисковал стать дефицитным, а отношения между поставщиками и потребителями сырья грозили обостриться.

Первым шагом в формировании "системного" подхода стал отказ от привязки пошлин на СУГ к ценам на светлые нефтепродукты – в конце концов, СУГ является самостоятельным товаром. Пошлины на СУГ теперь просто привязываются к котировкам на границе с Польшей. За этим шагом последует ввод исключительных ж/д тарифов по избранным направлениям внутри страны.

Тем временем Минэнерго оценило баланс между спросом и предложением СУГ и вывело показатель экспорта на 2010 год, которого собирается держаться – 28% от объема производства, в физическом объеме – 3 млн. тонн. Доля экспорта в 2008 году составляла около 17% от производства, по объему – 1,75 млн. тонн. К 2015 году, по оценке Минэнерго, экспорт вырастет до 33%, составив около 4,6 млн. тонн. После этого физический рост экспорта будет сопровождаться уменьшением его процентной доли (6 млн. тонн в 2020 году составят 25% от производства), то есть производство СУГ будет расти быстрее, чем его вывоз, насыщая внутренний спрос.

Протекционизма не ждите

"Разумеется, мы не должны закрывать собственный рынок для импорта", - заявил премьер-министр РФ Владимир Путин в Нижнекамске в ноябре 2009 года. Так лаконично, но однозначно он выразил отношение государства к протекционизму в отрасли.

При этом российские нефтехимики еще в самом начале 2009 года пробовали добиться от государства введения прямых защитных мер. В январе в комиссию Минпромторга по повышению устойчивости развития отраслей было внесено предложение повысить импортные пошлины на полимеры и продукты их переработки.

Желание нефтехимиков можно было понять - если в 2007 году прогнозировался рост емкости внутреннего рынка: "к 2010 г. до 2,2 трлн. руб. (в ценах соответствующих лет), а в 2015 г. – до 4,7 трлн. руб. (против 980 млрд. руб. в 2006 году)", то на деле нефтехимия столкнулась с кризисным сворачиванием спроса.

При этом затраты на энергетику и логистику у российских компаний очень велики (до 60% себестоимости продукции по энергетике и около 20% по логистике), а на рынке увеличивается спрос на более высокотехнологичную продукцию. В итоге российская нефтехимия рисковала оказаться под серьезным давлением импорта.

Однако в конце марта 2009 года Комиссия по защитным мерам во внешней торговле и таможенно-тарифной политике при Правительстве вынесла окончательный вердикт: ввозные тарифы не повышать, а сохранить действующие ставки на следующие нефтепродукты: этиленгликоль; полиэтилен высокого давления; полипропилен; блок-сополимер бутадиена и стирола, каучук бутадиенстирольный; нетканые материалы. Таким образом, заградительных мер в интересах отечественных производителей этих продуктов не последовало. Иными словами, "заместить импорт" им было предложено за счет повышения собственного качества.

Стало очевидно, что отрасли предстоит выкарабкиваться в обычных конкурентных условиях. Впрочем, "закрытие границ для импорта", которое В.Путин так решительно отклонил, прежде всего, ударило бы по самим нефтехимикам - хотя бы потому, что без зарубежных партнеров, их оборудования и технологий современных производств не построишь.

Действовать будут мягко

Введению прямых защитных мер государство предпочло более мягкие меры налогового, технического регулирования.

Возведение нефтехимических мощностей можно удешевить и ускорить, изменив нормативы по их проектированию, строительству и эксплуатации так, чтобы они отвечали международным и национальным стандартам развитых стран. В Нижнекамске глава правительства отдал такие поручения. Минэнерго уже разработало предложения по упрощению землеустроительных процедур, экспертизе проектной документации и проектированию. В проектировании национальные стандарты будут приводиться к международным. На практике это означает, к примеру, что отпадет необходимость перечерчивать все чертежи, выполненные иностранными инженерами. Требования к строительству трубопроводов тоже обещано приблизить к "современным и прогрессивным".

Государство готово также удешевить поставки импортного оборудования на нефтехимические предприятия, освободив его ввоз от НДС. Уже после решений 2007 года был принят ряд постановлений в этой области, однако они не затронули компрессоры, части электродвигателей и другие важные виды оборудования или запчастей, по которым ставки оставались высокими. Нижнекамск придал процессу новый импульс, в отчете Минэнерго по исполнению поручений премьера фигурирует продукция по трем кодам товарной номенклатуры ВЭД, от паровых котлов до измерительных приборов.

Таким образом, единственный шанс для бизнеса – запустить конкурентоспособные мощности и добиться у государства максимальной поддержки на рынках. Пока действия государства в вопросах рыночного регулирования отражают более цельный и реалистичный взгляд на отрасль.

Вернуться в раздел