Войти используя аккаунт
Войти используя аккаунт:
Логин Пароль Забыли свой пароль?

Новый взгляд на господдержку

14.06.2010 / 18:01

Российская нефтехимия стоит на пороге нового этапа своего развития. Меры, применяемые в отрасли с советских времен, во многом позволяли лишь держать ее "на плаву". Однако все возможности такой "половинчатой" тактики уже исчерпаны - для развития отрасли требуется строительство современных, крупнотоннажных производств.

Конкретные сценарии своего развития нефтехимики связывают с позицией государства, ведь для создания новых мощностей и объектов инфраструктуры нужны огромные инвестиции. И от того, в какой форме государство готово оказывать помощь, во многом будет зависеть масштаб будущей стройки. Инструменты господдержки еще предстоит выработать. Пока для нефтехимиков важно уже то, что помощь обещана.

С учетом высокой рентабельности

Нефтехимия "это высокорентабельная отрасль, и финансовые ресурсы на рынке найти будет несложно", - заявил премьер-министр РФ Владимир Путин в ноябре 2009 года в Нижнекамске на совещании по вопросу развития газо- и нефтехимии. Однако премьер признал необходимость государственной поддержки при строительстве инфраструктуры, при необходимости обеспечения государственных гарантий. Государство также выразило готовность помочь бизнесу серьезно снизить стоимость реализации инвестпроектов, прежде всего, за счет изменения отраслевых норм техрегулирования. А для привлечения серьезных инвестиций государство намерено способствовать укрупнению и консолидации в отрасли.

При этом от самих нефтехимиков потребовали научиться искать компромиссы для формирования предсказуемых и справедливых цен на сырье и продукты переработки, а также обеспечить отсутствие дискриминации при доступе к объектам инфраструктуры всех заинтересованных предприятий. Попросили также не забывать и о необходимости расширения экспорта продукции с высокой добавленной стоимостью.

Таким образом, премьер Путин дал понять, что власть готова поддерживать отрасль, однако во многом нефтехимикам стоит рассчитывать на свои силы.

Проекты из прошлого

Еще в 2007 году понимание государством своей роли в нефтехимии виделось по-иному. Министр промышленности и энергетики Виктор Христенко, представлявший в правительстве Стратегию развития нефтехимической отрасли до 2015 года, отмечал: "Естественным образом изменения могут произойти только к худшему". Иначе говоря, всем сторонам, включая власть, следовало активно действовать, поворачивая «естественный» процесс потери конкурентоспособности отрасли вспять. И на тот момент власть выразила готовность активно вмешаться в ситуацию, вплоть до прямых инвестиций в строительство нефтехимических мощностей.

Сразу несколько крупных проектов было внесено в список Инвестфонда – то есть часть средств на их строительство могло выделить непосредственно государство. В списке оказались ряд проектов "СИБУРа", проект "ЛУКОЙЛа" и "Татнефти".

Проекты, внесенные в список Инвестфонда (План мероприятий по развитию химической и нефтехимической промышленности России до 2015 г.)

• создание Каспийского газо-химического комплекса - организация производства этилена и его производных и конверсии метана в крупнотоннажную химическую продукцию на базе ЗАО "ЛУКОЙЛ-Нефтехим";

• строительство производства полипропилена мощностью 500 тыс. тонн в год на площадке ООО "Тобольск-Полимер" (СИБУР);

• реализация проекта по созданию нефтеперерабатывающего и нефтехимического комплекса в г. Нижнекамске (Республика Татарстан);

• строительство в Нижегородской области комплекса по производству поливинилхлорида (ПВХ) мощностью 330 тыс. тонн в год на базе ОАО "СИБУР Холдинг";

• развитие газоперерабатывающих и газофракционирующих мощностей в Западной Сибири с целью увеличения и углубления переработки попутного нефтяного газа, увеличения извлечения и транспортировки широкой фракции легких углеводородов на базе ОАО "СИБУР Холдинг".

Все проекты, внесенные в список Инвестфонда, по масштабу представлялись предприятиями мирового уровня. Строить такие заводы в России дороже, чем в Европе или Азии, а ситуацию с отраслевыми источниками внутренних средств министр Христенко в 2007 году оценил как "не слишком благоприятную".

К 2007 году нефтехимическая отрасль подошла с целым багажом накопившихся с советских времен проблем. Отрасль оставалась "на ходу" благодаря малозаметному для внешнего наблюдателя процессу "текучей" модернизации и оптимизации действующих производств.В советское время на российской территории были размещены перерабатывающие предприятия, привязанные к западносибирским месторождениям, и предприятия первых переделов, отнесенные в европейскую часть или поближе к Китаю. После раздела СССР доставшиеся России советские территориально-производственные комплексы пережили приватизацию, которая сопровождалась значительной потерей отраслевой связности.К тому же наступила 20-летняя инвестиционная пауза. За 90-е годы было введено в строй 1 новое производство, с 2000 по 2006 год – 3, в 2007-2008 годах – 4. Нефтехимия пропустила 2-3 инвестиционных цикла, включая несколько этапов улучшения управляющих и информационных систем.В итоге почти 70% оборудования на предприятиях не обновлялось более 25 лет, производительность труда в 4-5 раз ниже, чем у компаний мирового уровня, расходы сырья и энергии на 40-60% больше.

Смещение парадигм

В 2009 году, спустя два года после принятия Стратегии, производителям дали понять, что нефтехимия больше не рассматривается как остро нуждающаяся отрасль. Произошел переход к идее принципиального "разделения зон ответственности" между государством и бизнесом.

Сместить акценты во многом заставил разразившийся в 2008 году кризис.

Кризис вызвал обвал внутренних цен (к концу года цены на основную продукцию нефтехимии упали в 1,6 – 2,5 раза по сравнению с его началом) и заставил нефтехимиков отредактировать свои инвестпрограммы, отодвинув сроки ввода новых мощностей. Госинвестиции были приостановлены. Из 5 крупных инвестпроектов, в поддержку которых выступил Инвестфонд, деньги (16,5 млрд руб.) получил только проект строительства НПЗ и НХК в Нижнекамске.

Вместе с тем, государство все же дало понять нефтехимикам, что в контексте некоторых крупных проектов нефтегазохимические инициативы могут претендовать на часть выделенных ресурсов, которые в этом случае пойдут на инфраструктуру. При этом вкладываться непосредственно в мощности, предстоит, видимо, самим нефтехимикам. Практика показывает, что это возможно.

Так, около года шли переговоры ОАО "СИБУР-Холдинг" и Внешэкономбанка, который 22 января 2010 года подписал базовое кредитное соглашение с клубом иностранных банков на $1,49 млрд для финансирования строительства комплекса по производству полипропилена ООО "Тобольск-Полимер" (ранее этот проект фигурировал в списке Инвестфонда). ВЭБ – это самые дешевые и самые длинные деньги в России. Кредит, крупный и по мировым меркам, отвечает масштабу проекта: к 2012 году будет построена крупнейшая полипропиленововая мощность (0,5 млн тонн в год). Вместе с тем, нельзя не учитывать, что выплата столь крупного кредита серьезным бременем ложится на плечи компании. А с повышением размера долга обостряется ее чувствительность к показателям внешней конъюнктуры, и сужаются возможности привлечения средств для текущего обновления производства.

Таким образом, государство все же не отвернулось от тех проектов, под которые в 2007 году при Минпромэнерго был создан Инвестиционный фонд. Фраза о том, что государственный капитал наряду с частным будет участвовать в решении главных проблем нефтехимии, прозвучала и в нижнекамском выступлении Сергея Шматко – главы Минэнерго. В начале весны 2010 года этот посыл обрел конкретные очертания. Минэнерго подготовило список наиболее перспективных проектов, в реализации которых может поучаствовать государство.

И что интересно, в списке Минэнерго от 2010 года фигурируют те же самые объекты, что и в списке Инвестфонда Минпромэнерго от 2007 года. Это Северный Каспий (этилен и полиэтилен), Нижнекамск (глубокая переработка тяжелых остатков), Кстов (ПВХ), север ЯНАО и Красноярского края (газопереработка и транспортировка ее продуктов), Тобольск (полипропилен). Только формулировка "сузилась" – теперь говорится об "участии государства в части строительства инфраструктуры".

Окончательные инструменты господдержки отрасли установит План развития нефтегазохимии до 2020 года, который Минэнерго разрабатывает вместе с компаниями и заинтересованными госорганами. Но ясно, что лозунгов в новом Плане, скорее всего, станет меньше – концепция господдержки становится все более приближенной к жизни, а значит, реализуемой.

Вернуться в раздел