Войти используя аккаунт
Войти используя аккаунт:
Логин Пароль Забыли свой пароль?

Блоги

Вернуться к списку статей
Андрей Костин
Руководитель информационно-аналитического центра RUPEC
Все статьи автора
20.09.2013 / 07:53

Незаданные вопросы

Наш комментарий к интервью главы ОНК

На днях глава «Объединенной нефтехимической компании» Кирилл Тюрденев дал интервью, совершенно неожиданно публично обозначив те вещи, которые вообще-то давно обсуждаются в отрасли. Например, на «Рупеке». Во-первых, он подтвердил, что приоритетным проектом компании является производство полиэтилентерефталата. Впрочем, именно с этого все и начиналось в истории с ОНК – тут ничего нового. Однако Кирилл Тюрденев подтвердил, что это будет проект в формате СП с иностранным поставщиком технологии. Внимательные читатели, пройдя по ссылке выше, смогут без труда установить, о каком партнере и технологии идет речь. Во-вторых, стало известно, что в «Башнефти» обсуждается вопрос увеличения производительности по пара-ксилолу до 260 тыс. тонн. В-третьих, идея с пиролизом на 1 млн тонн по-прежнему находится в проработке.

Стоит, наверное, досказать те вещи, о которых глава ОНК умолчал.

Наиболее любопытной является цифра в 260 тыс. тонн по пара-ксилолу. Это означает, что от грандиозных планов ранних стадий разработки нефтехимической стратегии и ОНК, и «Башнефть» отказались. Напомним, тогда речь шла о мощностях в 700 тыс. тонн по ПЭТФ и почти 400 тыс. тонн по пара-ксилолу. Цифра, приведенная в интервью главой ОНК, позволяет рассчитать: текущий проект ОНК – это 475-500 тыс. тонн полиэтилентерефталата.

Причем, говоря об увеличении мощностей по пара-ксилолу, Кирилл Тюрденев употребил термин «расшить». И хотя соответствующее решение нефтяной компанией еще не принято, глава ОНК заверил, что «причин для беспокойства нет». А использованный термин очень характерен – по нашей информации, отказавшись от планов по кратному увеличению производства пара-ксилола через новое дорогостоящее строительство, «Башнефть» изучает увеличение мощности в формате «малой кровью». То есть путем обновления катализаторов, дублирования аппаратов и реконструкции «узких мест». С вытекающими отсюда последствиями в виде по-прежнему низкой глубины выработки пара-ксилола на сырье.

Еще один важный момент, обойденный в интервью, это ситуация со вторым необходимым компонентом для синтеза ПЭТФ – моноэтиленгликолем. Ни ОНК, ни «Башнефть» его не производят, в то время как российский рынок сегодня избытком этого продукта похвастаться не может. По данным «Альянс-Аналитики», по итогам 2012 года производство МЭГ составило 327 тыс. тонн. Из них на экспорт было вывезено 68,3 тыс. тонн, причем почти 90% этого объема пришлось на Белоруссию также в основном для наработки ПЭТФ. Учитывая, что этот продукт в итоге попадает обратно на российский рынок, называть эти поставки МЭГ экспортом можно лишь условно. Импортировано было 42,2 тыс. тонн. Таким образом, расчетное потребление с учетом Белоруссии превысило российское производство.

Получается, что рынок МЭГ в России дефицитен уже сегодня. А ведущиеся расширения у действующих производителей могут внести дополнительное напряжение на рынок (по нашим оценкам, после увеличения мощностей только «ПОЛИЭФу» потребуется дополнительно 25 тыс. тонн МЭГ). Это значит, что в своем проекте ОНК в вопросе МЭГ придется ориентироваться на собственные силы.

Какие могут быть варианты? Ясно, что даже если компания решит начать реализацию проекта «миллионника» с производством в том числе моноэтиленгликоля, разрыв по времени будет очень существенным. Вторым вариантом является параллельное с ПЭТФ строительством установки МЭГ на том этилене, который «Уфаоргсинтез» производит сегодня. Однако тут есть вопросы: максимальная производительность предприятия по этилену составляет 120-140 тыс. тонн в год, из которых 90-100 тыс. тонн уходит на производство полиэтилена высокого давления и СКЭПТ. А для наработки требуемого объема МЭГ потребуется 90-95 тыс. тонн этилена. Очевидно, что одновременно выпускать и старые и новые продукты не получится и от чего-то придется отказаться.

На наш взгляд, однако, ОНК не будет делать ни того, ни другого, а требуемые объемы моноэтиленгликоля будет импортировать. Даже несмотря на в целом неблагоприятное географическое положение уфимской площадки относительно портов (самым очевидным поставщиком гликоля видятся производители Ближнего Востока). Соответственно, открытым остается вопрос об эффективности таких поставок и их влиянии на конкурентоспособность производимого полиэтилентерефталата. Который появится в тот момент, когда внутренний рынок явно будет профицитным: по данным «Маркет Репорт», по итогам 1 полугодия 2013 года продажи полимера отечественного производства на внутреннем рынке выросли на 10%, в то время как общее потребление лишь на 1,3%, импорт составил 90 тыс. тонн или 30% рынка. То есть импортозамещение идет полным ходом.

Что касается пиролиза на 1 млн тонн, то, как ни странно, перспективы этого проекта всерьез увязаны с перспективой введения 100%-го коэффициента экспортной пошлины на темные нефтепродукты с 2015 года. Это заставляет «Башнефть» искать оптимальную стратегию в нефтепереработке, причем генерация нефтехимического сырья тут явно не в приоритете. В частности, компания планирует строить новую установку замедленного коксования. А потому, на наш взгляд, сырья на 1 млн тонн этилена только за счет ресурсов «Башнефти» ОНК не собрать. Но это тема отдельной публикации.

Вернуться в раздел