Войти используя аккаунт
Войти используя аккаунт:
Логин Пароль Забыли свой пароль?

Блоги

Вернуться к списку статей
Андрей Костин
Руководитель информационно-аналитического центра RUPEC
Все статьи автора
15.07.2013 / 16:37

Регресс налицо

Дальневосточной проект «Роснефти» обрастает все большим количеством неопределенностей

Первая половина лета выдалась достаточно богатой на новости вокруг проекта нефтехимического комплекса «Роснефти» на Дальнем Востоке. Напомню, в начале июня правительственная комиссия поставила под сомнение вопрос о достаточной проработанности ресурсной базы проекта. Вице-премьер Аркадий Дворкович поручил в течение двух месяцев (то есть до начала августа) еще раз изучить ситуацию. Впрочем, вопрос о сырьевой базе касается не базовой конфигурации комплекса, где фигурирует цифра в 7 млн тонн нефти, а новых идей «Роснефти» о расширении мощностей. Об этом информагентствам заявил все тот же Аркадий Дворкович. На этот раз речь идет о нефти в объеме 24 млн тонн. Некоторое время спустя пресс-служба Минвостокразвития подтвердила этот факт, указав на рост суммарного объема сырья с 10 млн тонн до 30 млн тонн.

По информации газеты «Коммерсант», инвестиции в новую конфигурацию десятикратно превосходят прежние и составляют $45 млрд. Если эта цифра верна, то планы «Роснефти» по объемам инвестиций почти в 4 раза превосходят стоимость проекта Sadara в Саудовской Аравии, который его операторы Dow Chemical и Saudi Aramco называют крупнейшим нефтехимическим комплексом из когда-либо построенных на планете за всю историю человечества.

Примечателен следующий факт (цитат по сообщению пресс-службы): «Руководство ЗАО "Восточная нефтехимическая компания" проинформировало, что из-за увеличения мощности комплекса решено вернуться к варианту строительства в районе Пади Елизарова Партизанского района, который рассматривался первоначально». Немаловажна и ремарка на тему логической связки «увеличение объемов переработки – снижение стоимости топлив на Дальнем Востоке». Косвенно это свидетельствует о том, что все идеи насчет увеличения мощностей комплекса вращаются вокруг топливной переработки нефти. Иными словами, призрак неосуществившегося проекта Приморского НПЗ, как это и предсказывал «Рупек» ранее, не дает госкомпании покоя. Причем, логично предположить, что идея о расширении мощностей появилась уже давно. Иначе о проектировании чего «Роснефть» и Mitsui договорились в конце апреля?

Взять новые объемы «Роснефть» собирается из ВСТО. Разумеется, против этого выступила «Транснефть». Ей для возврата инвестиций в спецморнефтепорт «Козмино» требуется поддерживать бесперебойную перевалку 30 млн тонн нефти в год, в то время как уже сейчас до порта доходит лишь 21 млн тонн нефти, из них 3 млн – по железной дороге. Расширять же нефтепровод за свой счет «Транснефть» не намерена – по оценке компании, соответствующие инвестиции составят около 260 млрд рублей. Один из вариантов – эти затраты вменить в смету проекта ВНХК, что, конечно, бьет по его и без того неочевидной экономике.

Тут стоит сказать, что это уже третий виток полемики между двумя госкомпаниями. Первый касался расширения ВСТО и отвода Сковородино – Мохэ для наращения поставок нефти в Китай, о котором «Роснефть» договорилась с CNPC. Второй эпизод связан с Западной Сибирью. В марте 2012 года «Транснефть» начала строительство нефтепровода Заполярье – Пурпе. Проект этот родился для обеспечения транспорта нефти из новых районов ЯНАО и севера Красноярского края, причем главный интерес к нему был у ТНК-ВР. В пору своей независимости, компании не удавалось договориться с «Роснефтью» о подключении своих соседних месторождений (Сузунское, Тагульское, Русско-Реченское, Русское) и расширении маршрута Ванкор – Пурпе. Взамен ТНК-ВР была вынуждена принять проект нефтепровода «Ямал», который должен был вывести новую нефть к трассе Заполярье – Пурпе. Теперь же после поглощения ТНК-ВР «Роснефтью» проект «Ямал» потерял логику: эвакуацию сырья с Сузунского и соседних с Ванкором месторождений «Роснефть» явно будет осуществлять через свой нефтепровод Ванкор – Пурпе. В этих условиях под удар ставится и проект Заполярье – Пурпе, его мощность требует пересмотра в сторону уменьшения. Вокруг последнего разгорелся не так давно громкий скандал: депутаты Госдумы попросили Счетную палату проверить расходование средств на строительстве. «Транснефть» отреагировала резко, ее гендиректор назвал происходящее «заказом» со стороны «большой нефтяной компании».

В условиях тлеющего конфликта между двумя госкомпаниями, перспективы ВНХК явно подвисают. Понятно, что в условиях серьезного долгового пресса «Роснефть» на инвестиции в расшивку ВСТО под потребности комплекса не пойдет. Не пойдет на компромисс в этом вопросе и «Транснефть». Заявления же Игоря Сечина о том, что часть сырья для ВНХК можно поставлять морем из Юго-Восточной Азии (в частности, с проектов «Роснефти» во Вьетнаме) звучат странновато на фоне соглашений его компании об увеличении поставок сырой нефти в Китай, то есть, по сути, в обратную сторону.

Впрочем, государство намерено внести арбитраж в спор вокруг сырья для ВНХК. Как заявил прессе замминистра энергетики Кирилл Молодцов, «до конца июля мы должны состыковать параметры материальных балансов». Впрочем, и после этого прорыв в проекте ВНХК маловероятен, ведь кроме объемов сырья вряд ли понятна технологическая конфигурация завода, его долгосрочная финансово-экономическая модель и самое главное – источники финансирования. А потому дальневосточную нефтехимическую инициативу «Роснефти» следует считать все-таки не инвестиционным проектом, а лишь инвестиционной идеей. Причем довольно-таки авантюрной.

Вернуться в раздел