Войти используя аккаунт
Войти используя аккаунт:
Логин Пароль Забыли свой пароль?

Блоги

Вернуться к списку статей
Российский Союз химиков
Российский союз химиков
Все статьи автора
13.02.2013 / 09:59

Что машиностроителю – хорошо, то химику – ...

Евразийская Экономическая Комиссия в последние полгода заметно оживилась – количество споров вокруг таможенных ставок, в том числе и по продуктам химии и нефтехимии, возросло. Ведь обнуление пошлины или наоборот, повышение, к примеру,  с 15% вместо 5% - весомое подспорье в работе на внутреннем рынке. Так посчитали и отечественные машиностроители (а именно ОАО «Объединенные машиностроительные заводы»), внеся в Министерство промышленности и торговли предложение повысить пошлину на 9 позиций импортного оборудования. Предложение нашло понимание в ведомствах и беспрепятственно получило бы одобрение и в ЕЭК, но вмешались потребители импортного оборудования, среди которых практически все крупные предприятия химического комплекса страны.

Дарья Ярцева, пресс-секретарь Российского Союза химиков

Первыми забили тревогу металлурги. Дело в том, что номенклатура оборудования, попадающая под описание каждого кода ТН ВЭД ТС, предложенная машиностроителями, намного шире, чем номенклатура производимого ими самими оборудования. Одни и те же коды включают в себя оборудование для химической, нефтехимической, металлургической, газовой, пищевой и других отраслей промышленности. Даже без скрупулезных подсчетов, очевидно, что мощности российских машиностроительных предприятий не в состоянии полностью удовлетворить спрос всех потребителей – как по объему, так и по ассортименту и качеству. Поэтому поднятие ставок не означает, что потребители переключатся на отечественного производителя, но почти наверняка означает удорожание запланированных инвестпроектов. В среднем, оценка семью металлургическими холдингами своих потенциальных потерь от введения предлагаемых мер оценивается в общей сложности в 5,5 млрд рублей.

Химические компании свою конечную цифру еще не назвали, но то, что она будет также внушительной, очевидно.  Свою лепту внесут производители минеральных удобрений. Например, на освоение калийных месторождений в Волгоградской области и Пермском крае «Еврохим» запланировал направить $3,4 млрд и $2,7 млрд соответственно. В эти суммы заложены и поставки оборудования для измельчения, дробления, размалывания (один из обсуждаемых кодов ТН ВЭД ТС) – таким образом, речь идет о миллионах долларов. Это затронет и нефтехимические компании: по коду «аппараты для дистилляции и ректификации», к примеру, СИБУР обращался в Правительство РФ с предложением об отмене ставки на эту позицию, так как в нее входят и дорогостоящие и сложные ректификационные колонны. В перечень обсуждаемых позиций попали и теплообменники, закупаемые всеми предприятиями нефтегазового и химического комплекса, и оборудование для фильтрации, устройства для фильтрации или очистки газов или жидкостей, воздухоразделительные установки, и т.д.

От закупок у российских машиностроителей – там, где это возможно и обоснованно, - также никто не отказывается. Работа с отечественным поставщиками оборудования снимает многие вопросы, связанные с сервисным обслуживанием, издержками на транспортировку и таможенное оформление. Аргумент против закупки отечественных образцов прост – аналогов зарубежным изделиям либо не существует, либо существуют, но значительно дороже (к примеру, импортная сталь на 20-30% дешевле нашей), либо российское качество не подходит тому или иному проекту. В свою очередь мировые лицензиары процессов закладывают в проекты оборудование по международным стандартам ASME и DIN, которые российские машиностроители не изготавливают. И гарантия при смешанной комплектации предоставляется лицензиаром только на ту часть оборудования, которая шла по импорту.

Старожилы отрасли сравнивают строительство двух линий по производству аммиака на «Новомосковском Азоте» в конце 70-х. Первая была поставлена из Японии полноценным комплектом, а вторая по указанию Госплана СССР была смешанная, частично из импортных комплектующих, частично – из отечественных. В частности, пусковую котельную возводили своими силами, что в итоге по метало- и капиталоемкости превысило японский аналог в два раза. В итоге срок ввода мощностей превысил запланированный в полтора раза. Сравнение было более чем наглядным, потому что реконструкция проходила на территории одного завода. На «Северстали» приводят пример реконструкции линии непрерывной разливки стали. Контракт заключили с «Уралмашзаводом», результатом которого стало удорожание проекта на $25 млн и превышение сроков ввода мощностей на 1,5 года. В конечном счете пришлось обращаться к Siemens, которые предложили начать все с нуля. Сегодня примеров не в пользу отечественного производителя тоже достаточно.

В то же время, заметны и успехи машиностроителей. «Атоммаш» (г. Волгодонск) для одного из заводов по спецпроекту выпустили ректификационную колонну весом в 300 тонн, длиной в 30 метров и с переменным диаметром от 8 до 3 метров. На «Уралхиммаше» научились варить хромомолибденовую сталь, Саратовский НПЗ закупил четыре реактора гидроочистки из этого сплава. На предприятии «ФосАгро – Череповец» четыре года назад с успехом реализовали проект по производству серной кислоты. 90% оборудования для установки – отечественного производства. Результат – успешная работа и первое место в России по объемам выпуска продукта.

К тому же и с импортом все бывает не так гладко. Потребители не раз сталкивались с задержкой поставок из стран Азиатского региона – под влиянием национального законодательства в приоритете у поставщиков госзаказы – они обязаны выполнять их даже в ущерб остальной коммерческой деятельности. В период экономического кризиса поставки оборудования из Евросоюза тоже шли с задержкой или срывались – компании по несколько раз меняли форму собственности и, таким образом, не выполняли обязательства по проектам.

Стоит отметить, что настроение в отрасли по этому вопросу «боевое» и отнюдь не пессимистичное. На масштабные проекты, как правило, оборудование, закупаемое по импорту, идет комплектными поставками, и, как правило, по одному коду. Какому именно – решает Федеральная таможенная служба. Зам. генерального директора по внешнеэкономической деятельности одного из крупных региональных предприятий, запланировавших ряд проектов на следующие два года, говорит, что «если не удастся отстоять нулевые пошлины, найдем выход, будем оформлять по другим кодам, но, безусловно, это большой риск для наших инвесторов, и лучше его избежать».  

Сегодня вопрос обсуждается на уровне министров. Пока Минпромторг отправил вопрос на доработку, поддержал его в этом и Минэкономики. Времени дали месяц – обе стороны к концу января должны предоставить цифры и конкретные примеры.

И немного истории. Действующие в настоящее время нулевые ставки в отношении продукции тяжелого машиностроения были обнулены в 2006 году Правительством РФ по соответствующему решению Президента разом на более чем 120 (!) позиций. Официальная причина – «усиление модернизации». Не исключено, что и сегодня все решит политическая воля.

Вернуться в раздел