Войти используя аккаунт
Войти используя аккаунт:
Логин Пароль Забыли свой пароль?

Блоги

Вернуться к списку статей
Андрей Костин
Руководитель информационно-аналитического центра RUPEC
Все статьи автора
14.07.2011 / 02:06

Жемчужина GTL

Как-то «Рупек» упустил из виду одно примечательное событие, на первый взгляд с нефтехимией мало связанное. В марте этого года в режиме пуско-наладки пошел первый газ на завод Pearl GTL в Катаре. На сегодняшний день это крупнейший в мире проект переработки природного газа в жидкие углеводороды мощностью 7 млн тонн основной продукции в год, а также 6 млн тонн нефтяного эквивалента стабильного конденсата, этана и пропа-бутановых смесей. Итого – 13 млн товарной продукции в год.

Проект Pearl GTL – совместное начинание Shell и Qatar Petroleum, сотрудничающих на условиях раздела продукции. Однако западный партнер обеспечивает 100% финансирования до старта промышленной эксплуатации. Это не малые деньги – по разным оценкам, $18-19 млрд. Это означает, что в Shell опыт GTL производства в Малайзии, пущенный в 1993 году, признали удачным и решились на колоссальные вложения в промышленный объект по технологии, которая до сих пор имеет неустойчивую репутацию. В России, по крайней мере.

Почему Shell решил строить завод в Катаре понятно – тут есть Северное месторождение, которое гарантирует долгосрочную сырьевую базу и понятные низкие цены на сырье. По данным профильного российского СМИ, на пике Северное будет подавать на завод 16,54 млрд м3 газа в год. В концерне рассчитывают получать $6 млрд выручки ежегодно при цене нефти в $70, что делает проект окупаемым более чем в разумные сроки. В качестве продукции Shell называет дизельное топливо (которое, по оценкам, по своему качеству будет превосходить нормы стандарта Евро-5), компоненты авиационного топлива (также высокого качества), базовые масла, натфу и нормальные алканы – сырье для нефтехимии.

Этим-то проект Pearl GTL и интересен для России с точки зрения монетизации и транспорта газа в новых регионах добычи. В Восточной Сибири есть Ковыкта, есть еще более удаленная Чаяндинская группа, есть Юрубчено-Тохомская группа месторождений. Пока транспортных маршрутов для газа в ближайших окрестностях нет, да и строить их дорого: например, трасса Сахалин – Хабаровск – Владивосток протяженностью 1836 км обошлась «Газпрому» более чем в 460 млрд рублей в ценах 2009 года. А это сопоставимо с инвестициями Shell в Pearl GTL. При этом трубопровод для газа, например, Чаянды на Дальний Восток будет еще длиннее, а значит – еще дороже.

В свою очередь, затраты Shell на тонну мощности составили, условно говоря, $1,4-1,5 тыс, что сопоставимо со стоимостью строительства стандартного пиролизного производства. А осуществлять вывоз уже жидкой продукции из Якутии или Эвенкии несколько проще – достаточно построить относительно короткие железнодорожные ответвления от существующей сети. А можно и перерабатывать на месте в продукцию более высоких переделов. Вкупе с переработкой жидких фракций газа как такового и выделением гелия это может сделать экономику таких производств очень привлекательной. А уж получить исключительные тарифы на перевозки продукции труда явно не составит.

Стоит отметить важность эффекта масштаба. У Pearl GTL расход газа на тонну продукции ориентировочно составит 1,3 тыс. м3. Для сравнения - в заявленном российском GTL-проекте компании "ЯТЭК" расход газа на тонну продукции - 2,1 тыс. м3. 

Уверен, что весь мир будет внимательно следить за успехами или неудачами Pearl GTL – его судьба определит дальнейшее развитие технологий gas-to-liquid. Потому что миру нужна альтернатива нефти в качестве источника жидких топлив и нефтехимического сырья. И это могут быть не только биотехнологии. Однако рецепт инвестиционной привлекательности GTL-технологии Shell уже дает осознать: это большие количества дешевого газа и огромный масштаб переработки. Кто знает, может быть именно таким должно быть будущее газовой промышленности и газовой химии.  

Теги: GTL
Вернуться в раздел