Войти используя аккаунт
Войти используя аккаунт:
Логин Пароль Забыли свой пароль?

Блоги

Вернуться к списку статей
Андрей Костин
Руководитель информационно-аналитического центра RUPEC
Все статьи автора
18.11.2010 / 11:14

Инвестиции "на авось"

Несколько дней назад Bloomberg со ссылкой на президента Татарстана Рустама Минниханова сообщил, что «Татнефть» может частично выйти из проекта «ТАНЕКО».

Изначально в уставном капитале этого общества «Татнефти» принадлежало 40%. 9% было у холдинга «Связьинвестнефтехим», за которым стоит правительство Татарстана. По 25,5% принадлежало оффшорам Furman Holdings Ltd. и Havlein Enterprises Ltd., действующим «в интересах» фонда коллективных инвестиций International Petrochemical Growth Fund (IPCGF). Как тогда сообщал «ТАНЕКО», фонд создан на острове Джерси для привлечения инвестиций в промышленность Татарстана. Совладельцами этого фонда называли «Татнефть» и ряд частных инвесторов. А 30 марта 2009 года ФАС одобрила заявку этого фонда о продаже всего своего пакета (51%) компании Tatneft Oil AG – «дочке» «Татнефти». Это означало, что нефтяная компания получала опосредованно 91% в УК «ТАНЕКО». Утверждалось, что этот маневр предпринят для повышения прозрачности структуры собственности и привлекательности для кредиторов «ТАНЕКО».

Напомню вкратце историю татарстанского мегапроекта. Летом 2005 года Совет безопасности республики принял предложение «Татнефти» о строительстве в Нижнекамске второго (в дополнение к АВТ-7, действовавшей с составе «Нижнекамскнефтехима», а потом ставшей ядром «ТАИФ-НК») нефтеперерабатывающего завода. В 2005 году для управления проектом была создана компания «Нижнекамские НПЗ», летом 2007 года преобразованная в «ТАНЕКО». Предполагалось, что комплекс поможет выправить баланс между добычей и переработкой нефти в республике, гарантировать переработку объемов, добываемых малыми нефтяными компаниями, а также обеспечить сырьем – прямогонным бензином – нефтехимиков в Нижнекамске.

Подрядчиком по управлению проектом стала Fluor Daniel. В 2006 году проект попал в поле зрения федерального центра, и Инвестфонд выделил 16,5 млрд рублей на строительство объектов инфраструктуры.

В декабре 2005 года консультант проекта Foster Wheeler France представила концепт-дизайн будущего завода: блок первичной переработки на 7 млн тонн в год, комплекс глубокой переработки на 3,5 млн тонн в год и нефтехимический завод. Одобрение этот план получил в начале 2006 года, сроки были обозначены так: переработка должна была быть запущена в 2009 году, нефтехимия – в 2010 году. Стоимость проекта была оценена в $3,2 млрд со сроком окупаемости в 5 лет. Уже к лету 2006 года оценка стоимости выросла до 130,3 млрд рублей (около $5 млрд).

По первоначальному замыслу завод должен перерабатывать 7 млн тонн нефти и выпускать ежегодно почти 6 млн тонн светлых нефтепродуктов и нефтехимии.

Сделаю акцент на «объектах инфраструктуры», которые профинансировал Инвестфонд. Это реконструкция магистрального продуктопровода, протяженностью 128 км, строительство подводящей нефтетрубы (117,3 км) и внешних ж/д путей общей протяженностью 34,5 км. Впечатляет сумма инвестиций – в Перми недавно запущенный завод по пенополистиролу стоил в два раза дешевле.

Финансирование проект «ТАНЕКО» получил в декабре 2007 года. Организаторами синдицированного кредита на $2 млрд стали BNP Paribas и банк «Зенит». Условия – LIBOR+1,65% на 25 месяцев с возможностью продления на полгода. В то же время было ясно, что выдержать старый график не удастся. Сроки запуска первой очереди пускового комплекса были сдвинуты на декабрь 2010 года, нефтехимического завода – на неопределенный срок. Согласованная в 2008 году документация стадии «Проект» содержала новую оценку стоимости комплекса – теперь уже 222,7 млрд рублей. В конце того же года руководство Татарстана приняло решение удвоить мощность завода – до 14 млн тонн в год. Примечательно, что когда летом 2009 года на стройку приехал глава Минрегиона Виктор Басаргин, у Инвестфонда начали под это просить дополнительных денег «на инфраструктуру», при этом Владимир Капустин, глава «ВНИПИнефть» (генпроектировщик, выполнял рабочее проектирование) сказал, что с удвоением мощностей по переработки срок окупаемости сокращается до 4 лет!

А работы над «объектами инфраструктуры» в рамках «старого» финансирования за счет Ивестфонда начались только в марте 2009 года. Реконструкция, например, продуктопровода заняла 1,5 года. В итоге, 10 октября 2010 года было завершено строительство первой очереди комплекса, торжественный запуск состоялся 26 октября в присутствии президента Дмитрия Медведева. По официальным сообщениям, инвестиции «ТАНЕКО» только в первую очередь комплекса составили 172 млрд рублей, еще 16,5 млрд – средства Инвестфонда. Итого почти 190 млрд рублей.

И что собой представляет «ТАНЕКО» теперь? Это, по сути, одна установка первичной переработки нефти ЭЛОУ-АВТ-7 мощностью соответственно 7 млн тонн в год и объекты общезаводского хозяйства. При этом на площадке смонтированы реакторы гидрокрекинга, но, по словам генерального директора «ТАНЕКО» Хамзы Багманова, компании нужно еще 30 млрд рублей (!), чтобы завершить весь комплекс гидрокрекинга, и еще 60 млрд – чтобы построить нефтехимический блок. Получается, что 190 млрд выложили за простую перегонку? Если даже предполагать самую низкую эффективность «освоения» средств в компании «ТАНЕКО», это все равно не стоит таких денег.

Про решение руководства республики удвоить мощность завода вообще забыли, и соответствующее поручение пришло уже от Игоря Сечина. В результате общая стоимость проекта опять выросла до 290 млрд рублей. В связи с этом в «Татнефти» компании решение по этому поводу принимать не спешат. И раздумывают о продажи доли в «ТАНЕКО».

Видимо, главный инвестор в своем проекте разочаровался. Потому как вряд ли «Татнефти» удастся выручить приличные деньги за пакет обвешенной долгами управляющей компании, тем более что завод пока не выпускает никакой продукции. Так что доля в «ТАНЕКО» - явно не объект для выгодной торговли, а сам маневр наверняка задуман для снижения долгового давления на собственный баланс «Татнефти». Но, мне кажется, причина такого решения даже не в этом. До тех пор, пока в рамках комплекса работает только установка первичной переработки нефти, продукция «ТАНЕКО» будет оставаться низкомаржинальной. Это мазут, стоимость которого ненамного выше стоимости нефти, остатки типа гудрона, это прямогонный бензин и вакуумный газойль, то есть, по сути, сырьевые нефтепродукты. Крупный потребитель прямогонки есть по соседству – это «Нижнекамскнефтехим». Но если пытаться уложиться в заявленные сроки окупаемости – 5 лет – то эта нафта для нефтехимиков будет просто золотой. Наверняка у "Нижнекамскнефтехима" есть более выгодные варианты на рынке. Не сможет помочь «ТАНЕКО» и экспорт сырьевых нефтепродуктов с учетом ожидаемых изменений в таможенно-тарифной политике, которая призвана как раз снизить привлекательность экспорта. В итоге, весь этот финансовый негатив ближайших лет будет ложиться на «Татнефть». А если инициативы по удвоению мощности комплекса получат продолжение, то окупаемость проекта в обозримые сроки вообще вызывает сомнения. Так что, заявляя о частичном выходе из проекта, «Татнефть» фактически признает, что не особо и рассчитывает вернуть свои инвестиции и зарабатывать на «ТАНЕКО» в будущем.

Ситуация в целом вскрывает две хронические патологии экономики с сильным (пусть даже психологически) государственным участием. Первая: всякие «политические решения», как правило, выходят боком инвесторам и заказчикам любых более или менее крупных проектов. На примере «ТАНЕКО» это как раз пресловутое удвоение мощностей, а также попытки уложиться в заявленный график. В итоге в октябре этого года в эксплуатацию был введен не современный НПЗ, как ожидалось, а лишь один из его узлов. Второе: складывается впечатление, что колоссальные деньги были вложены в слабо проработанный с точки зрения финансов проект. Это, впрочем, не ново: дорогущая инвестпрограмма, например, «Казаньоргсинтеза» тоже не имела под собой понимания ситуации по сырью. К чему это привело, мы все знаем. В случае с «ТАНЕКО» явно нет понимания, на чем тут можно зарабатывать. Переработка нефти ради самой переработки – ну это не бизнес, это политика. Так что, качественному инвестиционному планированию российским компаниям еще предстоит учится и учится. А до тех пор все грандиозные стройки будут финансироваться на авось.

Теги: ТАНЕКО
Вернуться в раздел