Войти используя аккаунт
Войти используя аккаунт:
Логин Пароль Забыли свой пароль?

Блоги

Вернуться к списку статей
Российский Союз химиков
Российский союз химиков
Все статьи автора
19.10.2010 / 15:16

Большая разница

Алексей Исмаилов

За полгода работы в должности пресс-секретаря РСХ больше всего меня удивило полное отсутствие взаимопонимания между нефтехимиками и нефтепереработчиками. Казалось бы, две смежные отрасли должны хотя бы говорить на одном языке, но в реальности все обстоит иначе.

Проблемы – устаревшее оборудование российских НПЗ и нефтехимических заводов, низкая глубина переработки нефти (72% в среднем по стране), тяжелые и систематические сырьевые кризисы, узкая продуктовая линейка и нестабильное качество – стали притчей во языцех. Ни у кого в рамках нашей отрасли не вызывает сомнения, что 72% - это плохо, и морально и физически устаревшие фонды – тоже не очень хорошо.

Однако недавно мне довелось побывать на крупном НПЗ и побеседовать с представителями нефтеперерабатывающей промышленности. Услышанное повергло меня в шок – столь не похож их взгляд на сложившиеся стереотипы массового сознания. Нефтяники, например, не сомневаются в своей способности снабжать страну высококачественным топливом. А что в глухих деревнях отдаленных районов нет избытка 98-ого бензина – так, извините, кому он там нужен, если нет машин, которые бы на нем ездили? Их вывод: повышать глубину переработки не обязательно, свои функции по снабжению России нефтепродуктами отрасль выполняет на все сто. А нам-то, убогим, казалось, что низкая глубина переработки тащит вниз экономику всех продуктов, делая их дороже. ППФ в том числе.

То же самое – с изношенными фондами. Они говорят: зачем покупать дорогое современное оборудование, если вчера чиновник из Ростехнадзора сказал, что старая установка прослужит ещё 50 лет? А мы-то, хворые, считали, что современные мощности упрочняют наши конкурентные позиции, помогают снизить операционные издержки. Им же это, видимо, не нужно.

Сырье для нефтехимии? Они считают, что его и сейчас девать некуда. Это, дескать, наша нефтехимия слабая, не может переработать существующие объемы сырья, с какой стати производить еще?

И таких примеров немало.

В свете всего этого мне хотелось бы знать: откуда взялись диаметрально противоположные взгляды на одни и те же проблемы? Вроде бы баррель нефти – это баррель нефти, а тонна этилена – это тонна этилена. Так почему же диалог нефтехимиков и нефтепереработчиков, как мне показалось, зачастую похож на общение слепого с глухим?

Вернуться в раздел