Войти используя аккаунт
Войти используя аккаунт:
Логин Пароль Забыли свой пароль?

Молчаливый гигант

21.09.2013 / 00:09

Похоже, Казахстан отказался от 3 фазы освоения Карачаганака, оставив Оренбургский ГПЗ без перспектив кратного роста загрузки.

На всех последних больших мероприятиях в нефтехимической сфере наиболее дискуссионным является вопрос долгосрочных стратегий в области обеспечения отрасли сырьем. При этом подавляющее большинство копий ломается в обсуждениях возможностей Западной Сибири по производству дополнительных объемов как для новых производств Тюменской области, так и для традиционных площадок в Поволжье. Между тем, еще несколько лет назад перспективными считались и регионы в Европейской России. Прежде всего, Оренбургская область. Здесь расположены мощнейшие генераторы нефтехимического сырья – Оренбургский газоперерабатывающий завод (ОГПЗ) и Оренбургский гелиевый завод (ОГЗ), производители сжиженных газов, газового бензина, ШФЛУ и этана.

Введенный тремя очередями в 1974-1978 годах ОГПЗ имел установленные мощности в 37,5 млрд м3 в год по переработке природного газа и 6,26 млн тонн в год по деэтанизации и стабилизации конденсата. Мощности построенного в 1978 году ОГЗ позволяли перерабатывать 18 млрд м3 газа (в основном, это очищенный газ и газы деэтанизации конденсата с ОГПЗ). Вся эта промышленная площадка была созданная для обеспечения добычи газа на уникальном Оренбургском нефтегазоконденсатном месторождении. Но уже через десятилетие после запуска промысла добыча на нем начала падать – варварские методы и подходы к освоению недр, применяемые в первые годы, принесли свои ядовитые плоды. В середине 80-х сохранить загрузку оренбургской площадки помогло подключение к ней Карачаганакского нефтегазоконденсатного месторождения, расположенного в 130 км юго-западнее в северном Казахстане. Уже в новое время после обретения странами СНГ независимости поставки с Карачаганака хотя и упали, но сохранились. И именно с будущим развитием этого промысла связывались все перспективы роста производства нефтехимического сырья в Оренбурге.

Весной этого года на одном из крупных отраслевых мероприятий идея о сохранении перспектив прироста производства сырья для пиролиза в Оренбурге прозвучала вновь и даже в одном из вариантов попала в проект резолюции. Между тем, текущую ситуацию вокруг Карачаганака очень сложно трактовать как положительную для перспектив увеличения загрузки Оренбургского ГПЗ и гелиевого завода. С чем же тогда связаны позитивные прогнозы?

Рождение надежды

Для начала стоит вспомнить, как вообще Карачаганакское месторождение связано с российской нефтехимией.

Еще с середины 80-х после ввода промысла в эксплуатацию газ и нестабильный конденсат поступали на переработку на Оренбургский ГПЗ. После распада СССР в общих чертах эта схема сохранилась под контролем большого количества частных фирм. В 1998 международный консорциум Karachaganak Petroleum Operating B. V (КPО) в составе итальянской Agip (структура Eni) и British Gas с долями 32,5%, Chevron (20%) и «ЛУКОЙЛа» (15%) подписали с Казахстаном соглашение о разделе продукции по Карачаганаку. Для обеспечения развития проекта в 2001 году между Россией и Казахстаном было подписано межправительственное соглашение, формализующее схему поставок сырья для переработки на Оренбургский ГПЗ. А в июне 2002 года создано совместное предприятие «Газпрома» и «КазМунайГаза» (нефтегазовая госкомпания Казахстана) «КазРосГаз», на которое возложили функции закупки и поставок сырья Карачаганака в Оренбург.

К 2004 году KPO завершил 2 фазу реализации проекта, связанную со строительством новых скважин и технологических объектов, обеспечивающих рост производства.По итогам года добыча газа и жидких углеводородов выросла почти вдвое. Заложенная тогда конфигурация в общем виде сохраняется и поныне. Она заключается в том, что извлекаемую из недр нефтегазоконденсатную смесь разделяют на сырой газ и конденсат на промысловых установках (УКПГ-2 и УКПГ-3) и Карачаганакском перерабатывающем комплексе (КПК). Часть сырого газа(46% в 2012 году) и конденсата (8% в 2012 году) по трубопроводам отправляется на переработку на Оренбургский ГПЗ. Оставшаяся часть газа частично осушается и в основном закачивается обратно в пласты (50% от общего объема добычи в 2012 году).Дело в том, что особенностью газоконденсатных месторождений является постепенное снижение конденсатосодержания продукции скважин из-за сокращения пластового давления вслед за отбором газа. В результате этого конденсат выпадает в низкопроницаемых коллекторах и становится недоступен для извлечения. Для борьбы с этим эффектом требуется параллельное с добычей поддержание давления в пласте, например, через обратную закачку газа (ресайклинг-процесс). А поскольку конденсат для КРО является важнейшим продуктом, то и система обратной закачки – важнейший технологический участок промысла, и на эти цели направляется большая часть добываемого газа. Кроме того, KPO в рамках СРП обязан таким образом осуществлять разработку промысла на всем периоде своей деятельности, чтобы сохранить в недрах определенную долю (по разным данным это 40%) извлекаемых запасов. Обратная закачка – один из способов достижения этой цели.

Незначительная доля газа (5% в 2012 году) также направляется потребителям в окрестностях промысла. Основная часть конденсата деэтанизируется (газы деэтанизации также идут на ресайклинг) и стабилизируется также на КПК и вместе с нефтью по трубопроводам направляется в магистрали «Каспийского трубопроводного консорциума» и «Атырау – Самара».

Уже после завершения комплекса мероприятий в рамках 2 фазы освоения Карачаганака встал вопрос о начале 3 фазы, реализация которой позволила бы существенно увеличить добычу газа и конденсата и, соответственно, поставки на Оренбургский ГПЗ. Вслед за прогрессом добычи и перспективами начала реализации 3 фазы проекта, Россия и Казахстан начали переговоры о создании на базе Оренбургского завода совместного предприятия. Предварительные договоренности были достигнуты в 2005 году, в 2006 году президенты стран подписали декларацию о сотрудничестве по освоению Карачаганака, в октябре было заключено межправительственное соглашение о создании «Газпромом» и «КазМунайГазом» на паритетных началах СП. Весной 2007 года некоторые детали были улажены в ходе визита президента России в Казахстан. В частности, были урегулированы вопросы с ценообразованием на сырье для СП, было поставлено условие о заключении минимум 15-летнего контракта на поставку не менее 15 млрд м3 в год. «Газпром» и «КазМунайГаз» заключили соглашение «Об основных принципах создания и участия в совместном предприятии на базе Оренбургского ГПЗ». Предполагалось, что российский концерн внесет в СП имущество ОГПЗ, а Казахстан – деньги, которые пойдут на модернизацию предприятия. Также стороны должны были внести по $250 млн на эти же цели. Однако тогда у казахстанской стороны возникли сомнения в справедливости оценки стоимости актива. Процесс застопорился. Только в феврале 2008 года президент Казахстана подписал закон о ратификации межправительственного соглашения «О создании хозяйственного общества на базе ОГПЗ». В конце июля с российской стороны этот документ ратифицировал президент Дмитрий Медведев. Совместное юридическое лицо должно было быть создано в тот момент, когда оператор Карачаганака консорциум КРО уведомит стороны о начале реализации 3 фазы проекта.

Казахстанские качели

Именно с этими ожиданиями и были связаны прогнозы относительно роста производства нефтехимического сырья в Оренбурге. Исходя из состава газа, объем переработки в 15 млрд м3 сулил даже при 75% извлечении (как это есть на ОГЗ) более 850 тыс. тонн этана, более 750 тыс. тонн пропана, чуть менее 450 тыс. тонн бутанов, почти 500тыс. тонн БГС (при 85% извлечении) и т. п. Всего сырья почти на 1,3 млн тонн этилена. Соответственно, при 95%-ом извлечении всех компонентов – на 1,5-1,6 млн тонн этилена.

Однако КРО не торопился с началом 3 фазы. Консорциум заявлял, что хотел бы сначала вернуть средства, инвестированный в объекты 2 фазы проекта, поскольку первичная оценка дальнейших вложений была серьезной,в одном из вариантов – около $8 млрд. Таким образом, к моменту ратификации межправительственного соглашения о создании СП на базе ОГПЗ никакой определенности касательно роста производства сырья на Карачаганаке не было.Разразившийся финансовый кризис и стремительное падение цен на углеводороды автоматически отложили реализацию 3 фазы.

В 2010 году KPO пересмотрел оценку инвестиций, увеличив ее более чем в 2,5 раза. Это не устроило Казахстан, ведь структура соглашения о разделе продукции по Карачаганаку такова, что стимулирует оператора на максимальные инвестиции, что откладывает переход проекта в фазу раздела продукции. Поэтому «КазМунайГаз» начал предпринимать шаги по вхождению в состав консорциума, видимо, стремясь получить доступ к работе над программой инвестиций и по возможности их минимизировать. Кстати, весной 2011 года республика заявила, что отказывается от строительства собственного завода на 15 млрд м3 на Карачаганаке в рамках 3 фазы проекта, что должно снизить объем инвестиций. Стоит сказать, что на фоне замершего на низком старте проекта СП на базе ОГПЗ, разговоры насчет строительства своего завода велись постоянно и это было частью давления на «Газпром» со стороны Казахстана в обсуждениях ценовых параметров как текущего взаимодействия, так и в рамках будущего совместного предприятия.

Соглашение о вхождении госкомпании в состав КРО с долей 10% путем уменьшения долей других партнеров было достигнуто в конце 2011 года, сделка была закрыта летом 2012 года. Наблюдатели связали тогда это событие с успешным завершением затянувшихся согласований параметров реализации 3-й фазы освоения промысла и ожидали от КРО каких-то заявлений по этому поводу. Однако их так и не последовало, хотя в январе 2012 года президент Казахстана Нурсултан Назарбаев в обращении к нации анонсировал создание к 2018 году на Карачаганаке собственного (за рамками КРО) ГПЗ с начальной мощностью 5 млрд м3 в год и перспективой ее двукратного роста.

Новость, конечно, была для «Газпрома» и всего проекта с СП негативной, однако всего через несколько месяцев ситуация кардинально изменилась. В апреле министр нефти и газа Сауат Мынбаев сообщил о намерениях Казахстана построить Центрально-казахстанский газопровод (Тобол – Астана), который будет заполняться российским газом, а также о схеме взаимных поставок: «Мы рассчитываем менять газ Карачаганака на газ происхождения РФ, давать его в Карачаганаке, получать на Тоболе». Этот факт свидетельствовал о прогрессе в переговорах и по крайней мере о фиксации текущего объема поставок карачаганакского газа на ОГПЗ.

Задний ход

В 2013 году события ускорились, однако ясности не наступило. Во-первых, ранее Министерство нефти и газа Казахстана сообщало, что строительство Центрально-казахстанского газопровода начнется в 1 квартале 2013 года. Однако никаких сообщений об этом не было, хотя почти невероятно, чтобы старт столь важной для республики стройки не посетили первые лица страны. В марте казахстанская пресса сообщила, что если «Газпром» не пойдет на уступки в вопросах закупочных цен на сырой газ Карачаганака для ОГПЗ, Казахстан будет направлять топливо в Китай. Видимо, имелась в виду переработка на том самом «собственном» ГПЗ, софинансировать строительство которого, кстати, КРО отказывался. Общий тон местной прессы того времени был таков, что именно «Газпром», не идущий на компромисс в вопросах цен, создает неопределенности с направлениями поставок карачаганакского газа и тем самым тормозит принятие решений о начале 3 фазы проекта.

В апреле министр нефти и газа Казахстана Сауат Мынбаев заявил, что республика планирует снизить поставки конденсата на Оренбургский ГПЗ из-за низких закупочных цен, а также из-за ввода собственных мощностей по стабилизации на Карачаганаке. «Эта ситуация нас устроить не может и мы этот вопрос поднимаем с российской стороной. И конечная конфигурация (развития месторождения) будет в том числе зависеть от того, договоримся мы по конденсату или нет», - сказал министр. Что касается поставок газа, то, по словам министра, эти переговоры продолжаются.

Уже в начале мая стало известно, что КРО продолжит поставлять на ОГПЗ порядка 8 млрд м3 в год, то есть сохранит объемы на текущем уровне. Весь остальной газ планируется закачивать в пласт. Вместе с тем, председатель правления «КазМунайГаза» Ляззат Киинов заявил, что третий этап освоения Карачаганака откладывается: «Решилось недавно буквально вместе с министерством и советом по нефти и газу в правительстве, что третий этап пока начинать не будем». Не исключено, что именно из-за отсутствия единой позиции по ценам на газ и конденсат для ОГПЗ. Однако косвенно это заявление говорит и об отказе Казахстана от планов по строительству собственного ГПЗ. С другой стороны, в начале июля казахстанская пресса сообщила, что группа китайских консультантов «почти завершила» расчеты по поставкам газа Карачаганака в Китай. Причем китайский источник издания не исключил возможность вхождения китайских компаний в число участников карачаганакского проекта. А это указывает все же на необходимость создания более или менее крупного ГПЗ для переработки. Кроме того, казахстанская пресса сообщила, что начало строительства газопровода Тобол – Астана перенесено на 2014 год и изучается вопрос о его подключении непосредственно к Карачаганаку. Эта идея обсуждалась как раз в контексте поставок в Китай, который желает «закупать казахстанский газ из Карачаганака по цене в 300 долларов за тысячу кубометров, что на 100 долларов выше цены, по которой его закупки сегодня осуществляет Россия» (цитата по материалам казахстанской прессы).

Что касается конденсата, то в конце мая начальник отдела по работе с нефтегазохимическими предприятиями «Газпрома» Роман Следевский выступая на конференции, сообщил, что концерн изучает возможность закрытия части мощностей по стабилизации на Оренбургском ГПЗ из-за недостатка сырья и низкой загрузки. КРО наращивает собственную переработку конденсата, а его поставки на ОГПЗ сокращаются третий год подряд, поставки сырого газа колеблются в районе 8 млрд м3 при общем вялом росте на Карачаганаке:

KPOGasAndCondensate.jpg

Источник: KPO

При этом по итогам первой половины 2013 года суммарная добыча газа составила порядка 8,4 млрд м3. Таким образом, по итогам года производственные показателимогут оказаться ниже, чем в 2012 году.

Таким образом, можно утверждать, что замороженному в 2008 году проекту создания СП на базе ОГПЗ и роста переработки до 15 млрд м3 в год перейти в практическую плоскость все-таки не суждено.

Не все потеряно

Однако у оренбургского перерабатывающего комплекса есть собственные возможности по пусть не двукратному, но увеличению производства этана, СУГ и ШФЛУ. Это, во-первых, реконструкция гелиевого завода, поскольку извлечение гелия и этана осуществляется далеко не из всего газа, что перерабатывается на ОГПЗ. Во-вторых, это увеличение степени извлечения этана и легких углеводородов. По имеющимся сведениям, в «Газпроме» эти возможности в тех или иных вариациях рассматриваются. В частности, существует идея строительства двух новых этановых блоков, которые смогу дополнительно производить сырья для загрузки пиролиза на 500 тыс. тонн в год этилена. Однако очевидно, что любые инвестиции в ОГПЗ и ОГЗ возможны лишь в случае твердых прогнозов по загрузке мощностей. Максимум, на что способно Оренбургское месторождение, это удерживать добычу на текущем уровне, в крайнем случае, замедлять ее падение. Определенностей с поставками карачаганакского газа даже в сегодняшних объемах тоже нет. Как возможны варианты?

Например, в регионе создает новый центр нефтедобычи «Газпром нефть». В 2011 году она приобрела у «Газпрома» предприятие «Газпром нефть Оренбург» с Восточным участком Оренбургского НГКМ с запасами по категориям АВС1+С2 в 96 млн тонн нефти, 2 млн тонн конденсата и 53 млрд м3 свободного газа и 10 млрд м3 попутного. Также были приобретены два юрлица, владеющие лицензиями на Капитановское и Царичанское месторождениями. В конце 2012 года компания также приобрела фирму «Живой исток», владеющую одной добычной и одной поисковой лицензией.

Добыча газа у «Газпром нефть Оренбург» динамично растет. По итогам 2 квартала 2013 года предприятие оказалось на 6 месте по объемам добычи ПНГ среди всех недропользователей России с объемом 349 млн м3, хотя годом ранее добыча составляла 219 млн м3. В 2012 году компания добыла по собственным данным 1,2 млрд м3 газа, по данным ЦДУ ТЭК – 887 млн м3 только ПНГ. Уже в ближайшие годы компания хочет довести добычу до 6 млн тонн нефтяного эквивалента. Таким образом, добыча газа может составить 2-2,1 млрд м3. Не исключено, что этот газ будет перерабатываться на ОГПЗ, ведь газ Карачаганака лишь немногим менее «жирный», чем ПНГ. В этом случае поставки «Газпром нефть Оренбурга» смогут стать хоть каким-то стабилизатором загрузки оренбургского завода.

Поэтому, несмотря на очевидный кризис надежд, связанных с началом 3 фазы освоения Карачаганака и созданием российско-казахского совместного предприятия на базе Оренбургского ГПЗ, списывать со счетов этот регион, как поставщика нефтехимического сырья преждевременно. Ведь совсем не исключено, что российско-казахстанские отношения совершат какой-нибудь очередной непредвиденный зигзаг в вопросе поставок сырья на переработку. Это же, кстати, касается и Астраханского газоперерабатывающего завода, у которого схожие с Оренбургом проблемы с загрузкой. Упомянутое выше СП «КазРосГаз» получило в свое время право на разработку Имашевского газоконденсатного месторождения, примыкающего к российско-казахстанской границе в районе Астрахани. Очевидно, что сырье этого промысла пойдет на переработку на завод «Газпрома». Помимо Имашевского в районе северного Каспия вблизи государственной границы двух стран есть еще целый ряд перспективных и крупных месторождений, освоение которых также, вероятно, будет ориентироваться на Астраханский ГПЗ. Так что,скорее всего, существующие перерабатывающие мощности в Европейской России еще составят конкуренцию западносибирским легким углеводородам на российском рынке.

Вернуться в раздел