Войти используя аккаунт
Войти используя аккаунт:
Логин Пароль Забыли свой пароль?

Теория в действии

4.07.2013 / 10:15

Проект Устюртского ГХК в Узбекистане реализует на практике те принципы развития нефтехимии, которые в России только обсуждаются как перспективные.

Одна из базовых идей на тему перспектив российской нефтехимии заключается в признании «жирного» газа и жидких углеводородов газоконденсатных месторождений основным источником сырья на ближайшие годы. Вместе с тем, при всем многообразии заявленных крупных проектов, реализация этой идеи находит лишь ограниченное применение: спаренных проектов «ГПЗ – ГХК» высокой степени проработки почти нет. Проблема, наверное, заключается в большой капиталоемкости таких проектов и, что немаловажно, разнонаправленности интересов операторов месторождений и нефтехимических компаний. В этом смысле с точки зрения структурирования проекта и привлечения инвесторов для отечественной отрасли ценен опыт Узбекистана по построению нефтехимического производства на базе «жирного» газа. Речь идет о проекте Устюртского газохимического комплекса на сырье газоконденсатного месторождения Сургиль.

Подготовительная работа

Корни этого проекта уходят в середину 2000-х годов. Тогда корейские компании начали активно работать с властями Узбекистана и искать возможность войти в добычные проекты на плато Устюрт. В 2006 году между Ташкентом и Сеулом был подписан целый ряд рамочных документов, в числе которых – меморандум о взаимопонимании в вопросах освоения месторождения Сургиль. В нем в частности фиксировались намерения сторон создать газохимический комплекс. Первичная оценка капитальных вложений была достаточно скромной – чуть менее $1 млрд.

Предварительное ТЭО проекта было готово еще в 2007 году, его согласованный сторонами вариант президент Узбекистана подписал в феврале 2008 года. Оценка инвестиций к тому времени увеличилась почти вдвое – до $1,84 млрд. При этом параметры проекта в целом стали похожи на сегодняшние: объем переработки газа 4 млрд м3, выход товарного газа 3,2 млрд м3, производство полиэтилена 362 тыс. тонн в год, полипропилена – 83 тыс. тонн в год. Уже через неделю после подписания ТЭО во время визита президента Узбекистана в Сеул был подписан учредительный договор между «Узбекнефтегазом» и консорциумом корейских компаний в лице его лидера KOGAS о создании совместного предприятия Uz-Kor Gas Chemical. С корейской стороны первоначальными участниками консорциума помимо KOGAS (у него было 17,5%) стали Lotte Daeson Petrochemical (также 17,5%), SK Gas (5%), STX Energy (5%) и LG International (5%).

Последовавший в конце 2008 года кризис, серьезно ударивший по химическим и энергетическим рынкам, видимо, ощутимо сбил темп в реализации проекта. Летом 2009 года президент республики подписал постановление, согласно которому «Узбекнефтегаз» получил освобождение от налога на имущество в части, относящейся к месторождению Сургиль до момента ее внесения в капитал СП. Иностранные компании и банки, задействованные в проекте, получили освобождение от налога на прибыль. Также это постановление внесло изменения в ранние документы – СП было освобождено от таможенных платежей, а также от НДС на работы и услуги иностранных компаний.

Эти меры, по-видимому, стали серьезным стимулом. В августе 2011 года СП Uz-Kor Gas Chemical заключило EPC-контракты на отдельные технологические блоки комплекса. Неудивительно, что контракторами стали корейские компании. GS Engineering & Construction Сorp. получила этиленовый завод, Samsung Engineering Co. – газоперерабатывающий завод и производство полимеров, Hyundai Engineering Co. – объекты ОЗХ. «Узбекнефтегаз» стал контрактором в рамках обустройства самого месторождения Сургиль и создания части объектов инфраструктуры, в частности, водооборотной системы.

На каком-то этапе изменился состав консорциума корейских компаний – партнеров «Узбекнефтегаза». В текущий момент азиатскую сторону представляют Lotte Chemical (49%), KOGAS (45%) и STX Energy (6%). Вклады национальных партнеров в уставной капитал СП составили по $705,43 млн, часть из которых «Узбекнефтегаз» внес в виде имущественного комплекса месторождения Сургиль.

За последующий год был разработана и достаточно сложная схема проектного финансирования, причем без привлечения механизма правительственных гарантий. В мае 2012 года СП подписало пакет соглашений с финансовыми институтами. Прямые кредиты предоставили Korea Eximbank, Asian Development Bank, China Development Bank и Национальный банк внешнеэкономической детальности Республики Узбекистан. Вторая часть финансирования была предоставлена под страховое покрытие со стороны корейских (KSure, Korea Eximbank), шведских (EKN) и немецких (Euler Hermes) агентств. Кредиторами стали KDB, KoFC, Credit Suisse, ING Bank, SEK, Bayern LB, Nordea, KFW. Объем заимствований составил порядка $2,62 млрд. Кстати, проектное финансирование, привлеченное Uz-Kor Gas Chemical, удостоилось диплома консалтинговой компании PFI в номинации «Сделка года в области нефте- и газохимии» по итогам 2012 года. Общая стоимость проекта составила таким образом $4,031 млрд.

Нефтехимия и не только

Как сообщил на международной конференции «Нефтехимия России и СНГ 2013», организованной компанией Global Business Club, первый заместитель председателя правления Uz-Kor Gas Chemicals Леонид Евдокимов, площадка в 90 Га для строительства комплекса выбрана в районе поселка Акчалак и железнодорожной станции Кырккыз в 115 км от месторождения Сургиль. Развитие этого месторождения к 2015 году должно обеспечить производство 3,2 млрд м3 газа к 2015 году. Из них 3 млрд м3 пойдет на переработку на Устюртский ГХК. Туда же будет поступать еще 1,5 млрд м3 газа с месторождений Восточный и Северный Бердах. На комплексе газ будет подвергаться переработке с выделением этана, сжиженных газов и товарного природного газа (3,8 млрд м3). Согласно презентации Леонида Евдокимова, этан и СУГ будут направляться на пиролиз. Туда же будет направляться и газовый конденсат в объеме 162 тыс. тонн в год. Последний факт вызывает вопросы: речь, скорее всего, идет о газовом бензине с входной установки сепарации. С другой стороны, цифра 162 тыс. тонн в точности соответствует объему конденсата, который может быть извлечен при уровне добычи 3 млрд м3 газа исходя из справочных величин конденсатосодержания (54 г/м3) газа месторождения Сургиль. Кроме того, схемой освоения месторождения предусмотрено расширение УКПГ и строительство конденсатопровода от нее. Можно также предположить, что конденсат Сургиля – легкий и по фракционному составу похож на широкую бензиновую фракцию.

Олефины с пиролиза будут направляться на полимеризацию с получением полиэтилена низкого давления в объеме 387 тыс. тонн в год и полипропилена в объеме 83 тыс. тонн в год. Фракция С4, очевидно, будет возвращаться на пиролиз, пироконденсат (105 тыс. тонн) и смола пиролиза (8,6 тыс. тонн) – реализовываться. Приобретенные лицензии позволят получать 21 марки ПЭНД и 47 марок ПП.

По словам Леонида Евдокимова, окончание строительных работ намечено на конец 2015 года, ввод в эксплуатацию – в 2016 году.

Согласно условиям предоставления проектного финансирования, часть продукции заблаговременно контрактуется Lotte Chemical, Sumsung C&T Corp и «Узбекнефтегазом». Ключевым рынком для оставшейся части продукции видятся Китай: в полиэтилене доля продаж в Поднебесную оценивается в 37%, в полипропилене – 27%.

UzKorGazPE.jpgUzKorGazPP.jpg

«Узбекнефтегаз», впрочем, уже сейчас изучает возможности дальнейшего развития схемы переработки газа на Устюртском ГХК. Как сообщил Леонид Евдокимов, один из вариантов – использование части отбензиненного газа с ГПЗ в процессе GTL.

Заинтересованность Узбекистана в создании на своей территории проектов GTL имеет давние корни. Это связано с тем, что добыча нефти в республике постепенно снижается, в то время как спрос на моторные топлива растет. Да и разведанные запасы жидких углеводородов промышленных категорий в Узбекистане невелики и долгосрочной основой топливного производства быть не могут. Согласно имеющимся замыслам, отбензиненный газ Устюртского ГХК может быть переработан в товарные моторные топлива, а также нафту, которой можно дозагрузить пиролиз и увеличить производительность по полиэтилену до 400 тыс. тонн, а по полипропилену – до 100 тыс. тонн в год. Известно, что вместе с «Узбекнефтегазом» в этом проекте работает инвестор из Арабских Эмиратов (International Petroleum Investment Co.) и, по некоторой информации, Sasol (в том числе и как лицензиар).

Причем это уже второй проект по GTL в Узбекистане. Первый – на базе Шуртанского ГПЗ. В ноябре 2009 года было создано СП Uzbekistan GTL. Участниками проектного соглашения стали «Узбекнефтегаз» (44,5%), Sasol Synfuels International (44,5%) и Petronas (11%). Объем инвестиций оценивается на уровне $2,7 млрд. По информации в СМИ, проект предполагает производство из газа 672 тыс. тонн в год дизельного топлива, 278 тыс. тонн авиакеросина, 361 тыс. тонн нафты и 63 тыс. тонн СУГ.

Кроме GTL, в планах развития Устюртского ГХК после 2016 года – создание производств по переработки полимерной продукции в изделия, в том числе композиционные материалы, а также строительство установки переработки пироконденсата с получением ароматических углеводородов.

Ценный опыт

Если посмотреть на проект Устюртского ГХК более широко, можно увидеть в нем все те черты, которые признаются перспективными и для российской нефтехимии. Во-первых, это чистый greenfield в сложном климатическом районе (-40°С зимой и +50°С летом) со слабой заселенностью, хотя и при наличии инфраструктуры: газопровода, авто и железной дороге, зато при жестоком дефиците технологической воды. Во-вторых, точка зарождения нефтехимической продукции, в общем-то, существенно удалена от рынков сбыта, зато находится вблизи места добычи сырья. В-третьих, в качестве сырья для пиролиза используется не продукты переработки нефти или попутного газа, а легкие углеводороды из переработки «жирного» газа и конденсата. В-четвертых, добычная часть проекта рассматривается лишь как часть общих инвестиций, существующий эксплуатационный фонд и капитальные объекты на промысле – имущественный вклад в реализующее проект СП. Это позволяет устранить возможный конфликт интересов и обеспечить синхронность в развитии добычной и перерабатывающей частей. В-пятых, широкое привлечение одних и тех же иностранных участников как в качестве партнеров, так и в качестве подрядчиков способствует привлечению проектного финансирования. Показателен и еще один момент: проект в какой-то степени опровергает сложившееся в России устойчивое мнение, что пиролизные комплексы средней производительности (в данном случае это 400 тыс. тонн по этилену) не могут быть эффективны. Как мы видим, крупные и опытные химические компании Кореи охотно идут в такой проект. Также важно и то, что проект получил широкую государственную поддержку как на этапе его продвижения и поиска партнеров, так и в форме предоставления разнообразных льгот и преференций. При этом собственные инвестиции государственной компании «Узбекнефтегаз», в общем-то, невелики – это порядка $0,7 млрд.

Поэтому проект Устюртского ГХК в Средней Азии, регионе, который многие считают лишь догоняющим в вопросах развития нефтехимической промышленности, во многом предвосхитил будущие газохимические проекты в России, реализовав на практике те принципы, которые у нас пока только обсуждаются.

Вернуться в раздел