Войти используя аккаунт
Войти используя аккаунт:
Логин Пароль Забыли свой пароль?

Каспийские перспективы

10.04.2013 / 00:15

Неопределенности с буденновским нефтехимическим проектом «ЛУКОЙЛа» будут сохраняться до тех пор, пока государство не сформирует стабильную позицию по льготам на добычу углеводородов на шельфе Каспийского моря.

1 апреля 2013 года вступили в силу отдельные статьи подписанного еще в декабре прошлого года президентом Владимиром Путиным Федерального закона № 239-ФЗ "О внесении изменений в Закон Российской Федерации "О таможенном тарифе". Этот закон впервые фиксирует формулу для расчета ставки экспортной пошлины на нефть, а также устанавливает льготы на экспорт высоковязкой нефти, и определяет особый механизм исчисления льготной ставки экспортной пошлины для нефти, добытой в ряде географических регионов. К ним относятся регионы Восточной Сибири, Заполярья и шельфа. Особо выделен там и регион «в пределах российской части (российского сектора) дна Каспийского моря». Кроме того, согласно закону, «правительство…определяет перечень месторождений и количество нефти сырой, добываемой на каждом из них, которое может быть вывезено с применением особых формул расчета ставок вывозных таможенных пошлин». То есть льготы будут устанавливаться не огульно, а для конкретных объемов нефти на конкретных месторождениях.

Как это связано с нефтехимией? Еще на совещании по проблемам отрасли под председательством Владимира Путина в Нижнем Новгороде в сентябре 2010 года представитель «ЛУКОЙЛа», реализующего проект Каспийского нефтехимического комплекса, говорил о том, что без предоставления льгот для работы на шельфе, экономика береговых перерабатывающих проектов наносит непоправимый ущерб добычной части. После этого вся риторика «ЛУКОЙЛа» касательно газопереработки и нефтехимии в Ставрополье так или иначе была связана с вопросом льгот на добычу на шельфе Каспия. Поэтому для нефтяной компании первоапрельский закон № 239-ФЗ стал очередной итерацией в формировании экономических предпосылок реализации нефтехимического проекта. Надо думать, не последней. А ведь уже второй этап проекта Каспийского комплекса, то есть увеличение мощности ГПЗ, полностью зависит от профиля добычи нефти и газа на месторождении имени Филановского, который в свою очередь, связан именно с характером соответствующих льгот. Можно утверждать, что неопределенности с проектом Каспийского ГХК будут сохраняться до тех пора, пока государство не стабилизирует положение касательно условий добычи углеводородов на шельфе.

Льготная чехарда

Свои первые преференции, которые улучшили экономику добычных проектов на северном Каспии, «ЛУКОЙЛ» получил осенью 2009 года, когда был обнулен НДПИ на месторождениях имени Корчагина и имени Филановского.

Впрочем, одна эта мера показалась «ЛУКОЙЛу» недостаточной, и компания продолжила бороться еще и за льготы по экспортной пошлине. Результат был достигнут в конце 2010 года (вскоре, кстати, после совещания в Нижнем Новгороде). Тогда комиссия Таможенного Союза одобрила предоставление льгот по экспортной пошлине на нефть, добываемой на двух месторождениях компании на шельфе Каспия. Суть льгот повторяла аналогичные скидки для восточносибирских месторождений – путем присвоения этой нефти соответствующего кода ВЭД с особым механизмом исчисления пошлины (причем до 1 июля 2010 года 22 восточносибирских месторождения имели нулевую ставку на экспорт нефти). Механизм (формула) этот так и не был закреплен, а ставки пошлины каждый месяц утверждались правительством. Насколько можно судить из цифр, величина льготной ставки на восточносибирские месторождения и каспийскую пару «ЛУКОЙЛа» получалась путем умножения 0,45 на разницу между средней ценой нефти по итогам месячного мониторинга и величиной $50 за баррель.

Вместе с тем, в марте появилась информация (со ссылкой вице-президента «ЛУКОЙЛа» Геннадия Федотова), что с 1 апреля компания потеряет льготы по экспортной пошлине на нефть каспийских месторождений. Что топ-менеджер имел в виду, никто из цитировавших его СМИ разбираться не стал, удовлетворившись формулировкой в том духе, что отмена действующей льготы связана с январским поручением главы правительства Дмитрия Медведева приравнять каспийские проекты «ЛУКОЙЛа» к проектам на шельфе Арктики, выработав для шельфовой добычи унифицированный налоговой режим. Из этого, впрочем, никак не следует, почему льготы должны прекратить свое действие именно 1 апреля.

Более правдоподобной нам кажется иная привязка к этой дате. 30 марта 2013 года Дмитрий Медведев подписал распоряжение правительства №486-р, которое вступило в силу как раз с 1 апреля 2013 года. В этом документе (в исполнение поручения, содержащегося в законе 239-ФЗ) устанавливается перечень нефтяных месторождений и количества нефти, которые могут быть экспортированы с применением особой механизма исчисления вывозной пошлины. Это те же 24 месторождения, что и раньше. Впрочем, отличное от нуля количество нефти, которое можно льготно экспортировать, устанавливается лишь для четырех из них. В том числе для месторождения имени Корчагина. Установленный объем, который можно вывезти со скидкой, составляет 345 тыс. тонн. При этом в 2012 году на месторождении имени Корчагина «ЛУКОЙЛ» добыл 793 тыс. тонн (по данным прессы), прирастив показатель к 2011 году на 230%. При сохранении таких темпов в текущем году добыча может составить уже 1,8-1,9 млн тонн, а то и все 2 млн тонн. В этом случае установленные правительством 345 тыс. тонн – это 17-20% от перспективной добычи, то есть явно не то, на что рассчитывал «ЛУКОЙЛ», ратуя за льготы на экспорт каспийской нефти. Возможно, именно это и имел в виду Геннадий Федотов, говоря, что с 1 апреля льгота перестанет действовать. Фактически перестанет.

Что же касается упомянутой идеи Дмитрия Медведева о включении каспийской добычи «ЛУКОЙЛа» в общую группу шельфовых проектов, которая была озвучена в середине января 2013 года, то в теории она дает компании куда более весомые льготы и преференции. Суть их была сформулирована 12 апреля 2012 года, когда глава правительства подписал распоряжение №443-р, в котором ведомствам предписывалось разработать пакет документов, устанавливающих стимулирующие меры для работы на шельфе. Предлагалось классифицировать проекты по уровню сложности на 4 группы. В январе Медведев предложил отнести каспийские начинания «ЛУКОЙЛа» ко 2-й категории, то есть второй по возрастанию сложности. Проектам этого уровня предлагалось предоставить нулевую ставку экспортной пошлины, ставку НДПИ установить в размере 15% от номинальной, ставку налога на прибыль зафиксировать на уровне 20%, предусмотреть возможность применения механизма ускоренной амортизации и т. д. И самое главное – инвестору предлагалось гарантировать неизменность тарифно-налоговой конструкции на протяжении 7 лет.

18 марта 2013 года заместитель министра финансов Сергей Шаталов сообщил, что разработанный пакет документов по шельфу «в течение 7-10 дней» направят на согласование в министерства. По его словам, вступление в силу намечено на 1 января 2014 года. Если в итоге каспийские проекты «ЛУКОЙЛа» окажутся в финальной версии документов, для нефтяной компании это будет означать как минимум стабилизацию исходных данных для актуализации экономики связанных проектов в газопереработке и нефтехимии.

Статус проекта

Сам же проект создания в Буденновске газоперерабатывающего завода и нефтехимического комплекса, строительство которого официально началось в конце октября 2011 года, развивается не очень активно. Возможно, именно из-за неопределенностей с законодательной базой.

Согласно итоговой презентации вице-президента «ЛУКОЙЛа» Леонида Федуна, в 2012 году инвестиции в нефтехимические проекты в России в 2012 году составили $62 млн (1,9 млрд рублей) против $55 млн (1,6 млрд рублей) в 2011 году (рост 12,7%).

В конце марта на встрече с премьером республики Калмыкия Игорем Зотовым генеральный директор ООО «ЛУКОЙЛ-Нижневолжскнефть» (оператор проектов на северном Каспии) Николай Ляшко сообщил о том, что компания приступила к строительству нефте- и газопроводов с месторождения имени Филановского. Напомним, в мае 2012 года «ЛУКОЙЛ» заключил контракт с итальянской Saipem (входит в группу Eni) на строительство этих трубопроводов.

Самая актуальная информация по статусу проекта Каспийского ГХК была представлена в феврале 2013 года старшим менеджером управления координации газоэнергетической деятельности «ЛУКОЙЛа» Ахмедом Гурбановым на конференции «Сырьевой вектор газонефтехимии – 2013».

Как следует из его презентации, упомянутые выше трубопроводы пойдут одним коридором до берега. Протяженность морской части составит 114 км. Мощность нефтяной «трубы» составит 8 млн тонн в год, трубопровода ПНГ – до 8,5 млрд м3 в год. Далее трассы трубопроводов разделяться: нефтепровод пойдет на северо-запад, где через 80 км будет подключен к НПС «Комсомольская» магистрали «Каспийского трубопроводного консорциума», а газопровод преодолеет 270 км до площадки планируемого ГПЗ рядом со «Ставроленом» в Буденновске.

Реализация интегрированного проекта видится в 3 этапа. На первом этапе должно быть осуществлено строительство первой очереди ГПЗ (газоперерабатывающая установка – ГПУ, – 1) мощностью 2,2 млрд м3 в год. Ее создание будет преследовать цели, во-первых, переработки газа месторождений имени Корчагина и Филановского, а во-вторых, замещения в сырьевой корзине установки ЭП-350 привозной ШФЛУ на местную (согласно данным «Альянс-Аналитики», в 2011 году 33% сырья пиролиза составляла ШФЛУ, 63% - нафта, 4% - СУГ).

Параллельно планируется модернизировать установку ЭП-350 для дальнейшего более полного перехода на газовое сырье с достижением доли ШФЛУ не менее 75%. Это позволит изменить выход продукции на 1 тонну сырья с текущих 44% (32% ПЭ и 12% ПП) до 50% (36% ПЭ и 14% ПП). Кроме того, за счет снижения доли более дорогой нафты снизится стоимость 1 тонны смешанного сырья с $473 до $425. Изменение структуры выхода продукции из 1 тонны смешанного сырья приведет и к росту ее стоимости с $655 до $743. Таким образом, реконструкция пиролиза с переводом на преимущественно газовое сырье позволит достичь суммарной эффективности в $140 на тонне сырья.

Также первый этап предполагает строительство 1 очереди энергоблока мощностью 135 МВт (возведение этого объекта – парогазовой установки, – началось, кстати, в начале марта) и строительство газопровода сухого газа «Ставролен» - КС «Георгиевская» (100 км), где «ЛУКОЙЛ» согласовал с «Газпромом» точку подключения к ГТС.

На втором этапе планируется построить вторую очередь ГПЗ (ГПУ-2 мощностью оценочно в 6,5 млрд м3), которая бы также позволяла выделять из ПНГ этан. Это позволит полностью обеспечить потребности пиролиза собственным сырьем. Также на втором этапе предполагается строительство второй очереди энергоблока мощностью до 100 МВт, а также второго газопровода сухого газа «Ставролен» – КС «Невинномысская».

И только третий этап предполагает создание собственно нефтехимических мощностей. Это создание комплекса пиролиза газового сырья мощностью 380 тыс. тонн в год по этилену, установки пиролиза этана мощностью 225 тыс. тонн в год, двух установок полиэтилена с мощностями 380 и 255 тыс. тонн в год, установки полипропилена мощностью 200 тыс. тонн в год.

Как в феврале прошлого года сообщил министр промышленности, энергетики и транспорта Ставропольского края Дмитрий Саматов, оценка инвестиций в проект на тот момент выросла с 112 до 140 млрд рублей. По словам чиновника, на реализацию первого этапа будет направлено 32 млрд рублей, второго этапа – около 37 млрд рублей. Остальные средства – порядка 71 млрд рублей, - пойдут на реализацию третьего этапа. Согласно более ранней информации, первый этап проекта ожидается завершить в 2015 году, второй – в 2017 году, третий – после 2020 года.

В ожидании стабильности

Подобная сегментированность проекта на этапы однозначно свидетельствует о неуверенности «ЛУКОЙЛа» касательно вводных данных для точного прогнозирования и стремлении минимизировать риски. Скорее всего, каждый этап рассматривается самостоятельно, а его экономика просчитывается таким образом, что не сильно страдает при отказе от реализации последующих этапов. Действительно, первый этап – это, по сути, строительство ГПЗ (вещь необходимая с учетом борьбы правительства за утилизацию ПНГ), электростанции, и рядовая и несложная модернизация пиролизного производства (перевод части печей на газовое сырье осуществили уже многие предприятия в России). Вариант беспроигрышный при любых дальнейших сценариях. Ведь даже частичное замещение сырья пиролиза с нафты на ШФЛУ даст существенный эффект от экономии на дорожающей год от года логистике, так как бензины «ЛУКОЙЛ» везет из Коми, Перми, Волгограда, а ШФЛУ из Западной Сибири и Самарской области. Кроме того, даже без модернизации пиролиза ШФЛУ всегда можно реализовать на рынке, благо свои мощности по фракционированию наращивают не такие удаленные от Буденновска «САНОРС» и «Нижнекамскнефтехим». А сухой газ эффективно может быть использован на ПГУ-135 и других энергообъектах «ЛУКОЙЛа» в ЮФО, поскольку энергетическим бизнесом компания также активно занимается (инвестиции в этот сегмент в 2012 году оказались в 8 раз больше, чем в нефтехимию).

Уже второй этап проекта – вариативный и полностью зависит от профиля освоения месторождения имени Филановского (в части мощностей по газу), который в свою очередь зависит в том числе и от налоговой и таможенной политики в отношении каспийского шельфа.

Судя по заявлениям замминистра финансов Сергея Шаталова, согласованный вариант «шельфового пакета» документов будет готов уже в ближайшее время. Можно предполагать, что после его утверждения уверенности в риторике и действиях «ЛУКОЙЛа» по Каспийскому нефтехимическому комплексу прибавится.

Вернуться в раздел