Войти используя аккаунт
Войти используя аккаунт:
Логин Пароль Забыли свой пароль?

Наталья Андреева: "Когда указывают на "репрессивность" госрегулирования в отношении ПНГ, следует понимать, что во всем мире поступают точно так же"

3.10.2012 / 13:52

Когда мы говорим сегодня о достаточно сложных взаимоотношениях, возникающих в области сбора, переработки и использования попутного нефтяного газа, нельзя не отметить, что были времена куда более тяжелые и трагичные.

Наталья Андреева, директор Института комплексного проектирования обустройства месторождений углеводородов РГУ нефти и газа имени И.М. Губкина, из выступления на XXVI Межотраслевом всероссийском совещании "Проблемы утилизации попутного нефтяного газа и оптимальные направления его использования. Инновации. Технологии. Энергоэффективность"

Основоположником российской газопереработавающей промышленности был военный инженер Илларион Николаевич Аккерман. Он создал многие химические соединения во время первой мировой войны. А когда произошла революция, не захотел воевать ни за красных, ни за белых. Он решил направить свой талант инженера на службу вновь создаваемому народному хозяйству. И в 1922 году он обратился в правительство с предложением заняться использованием «загорающегося газа». К этому Аккермана подтолкнул Иван Николаевич Стрижов, один из величайших отечественных геологов-нефтяников. Стрижов побывал в Америке и увидел, что там работало шесть газолиновых заводов. Газолином в те времена называли широкую фракцию легкихуглеводородов.

Аккерман, будучи талантливым инженером, решил, что в России тоже нужно начинать строить подобные заводы. Прошло 90 лет, но аналогия с сегодняшним днем очевидна. Аккерман обратился к директору «Грознефти» и предложил создавать совместное предприятие по сбору и переработке газа. На что получил отказ со словами: «Если вы сами все построите, то газ, так и быть, мы вам отдадим, но нас вообще это не волнует».

Усилиями энтузиаста Аккермана в 1925 году первый газолиновый завод был запущен в эксплуатацию. Естественно, сразу нашлось очень много «помогающих». Звание «Героя Труда» получил не только Аккерман, но и те, кто ему отказывал в поддержке.

Не с тем же самым мы столкнулись спустя годы? Вот выдержки из исторического документа, протокола заседания центральной государственной топливной комиссии от 25 декабря 1931 года. «Неоднократные постановления центральной государственной топливной комиссии по вопросу закачки газа в недра вместо бесцельного и преступного его сжигания на воздух, а также непосредственное обращение в ВСНХ не изменили до сих пор безобразного отношения к этому положению вещей. Вопрос все время упирается в отсутствие оборудования для этих целей».

Что произошло с Аккерманом? Его в 1937 году расстреляли за саботаж и медленную работу в области газопереработки.

Что же происходит сейчас? Пока не было произнесено слово президента, вопрос использования ПНГ игнорировался нефтяными компаниями. Как только в послании президента Федеральному собранию в 2007 году была обозначена необходимость переработки ПНГ, в нефтяных компаниях приступили к созданию соответствующих программ. Теперь все хотя бы знают, что есть продукт, товар, и им нужно заниматься. Над этим вопросом работают профильные комитеты Государственной Думы РФ, эксперты «Российского газового общества», Минэнерго. Отмечу, что абсолютно во всех нефтегазодобывающих странах независимо от формы собственности на недра вопрос разумного использования ПНГ без вмешательства государства не решался. Когда указывают на «репрессивность» госрегулирования в отношении использования ПНГ следует понимать, что во всем мире поступают точно так же.

Что же делают сегодня нефтяные компании? В 2011 году по данным компаний инвестиции в рациональное использование ПНГ суммарно составили около 85 млрд рублей. Главным образом инвестируют в объекты электроэнергетики и промысловой подготовки газа, в строительство трубопроводов.

Часто задают вопрос об эффективности этих вложений и говорят: «Каков срок окупаемости?» Оценить эффективность этих капвложений невозможно, потому что в любом случае при работе на месторождении речь должна идти об интегрированном проекте его обустройства. Если проект с самого начала учитывает, что на месторождении будет добываться газ, если своевременно отводится земля, если многие вспомогательные объекты заранее строятся с учетом того, что нужно будет обслуживать и газовое хозяйство, то 7-10% капиталовложений в общие затраты на вывод месторождения на полную проектную мощность приходится на объекты газового хозяйства. Компании часто говорят о сложных условиях, но было сложно работать в Грозном, когда сначала нефть сама выходила на поверхность, а потом пришлось бурить скважины. После пошли на шельф Каспийского моря в Баку. Было сложно в Урало-Поволжье. Было сложно в Западной Сибири. Сейчас сложно в Ямало-Ненецком округе, потому что там вечная мерзлота. Но любой вид промышленности развивается от простого к сложному. При этом появляются новые материалы и механизмы, высокопроизводительная техника. Например, сейчас существенно снизились затраты на строительство скважин. Если раньше бурение скважин занимало до 60% от всех затрат на обустройство месторождения, то сейчас- 27-30%.

Месторождения, на которые компании выходят на арктическом севере, очень высокодебитные. При высоких изначальных капиталовложениях сроки окупаемости весьма приемлемые. Там вполне можно с самого начала решать вопросы разумного использования газа.

Важным является вопрос учета ресурсной базы.Всемирный банк и даже американское космическое агентство НАСА изучают объемы сжигания ПНГ в России. К любым политическим событиям в России они обязательно публикуют информацию о том, сколько в России горит факелов, сколько сжигается ПНГ, видные эксперты из США, из Канады выступают с рассуждениями на эту тему. Действительно, постановка надлежащего учета углеводородов - это задача государства. У нас недра являются государственной собственностью. Как это ни странно, учет углеводородов лучше осуществляется там, где недра находятся в частной собственности: в США, Канаде, ряде других стран. Почему? Там недропользователь покупает недра и все, что там есть – его. Но эта собственность моментально становится налогооблагаемой базой. Чем больше запасы, тем выше налог с этого имущества. Чем точнее посчитаны запасы и добыча, тем достовернее налогооблагаемая база - до тех пор, пока согласно нормам и правилам, принятым в конкретной стране, с учетом технологии, используемой для добычи нефти и газа, налог на имущество не обнуляется. Но, как правилоэто происходит при извлечении из пласта примерно 40% запасов (США, Канада). То есть они заинтересованы в том, чтобы показывать количество извлекаемых ресурсов. Кто ведет эту базу данных? В Канаде и в США - агентства по энергетике. Как ведет? Все установки учета проходят сертификацию, они опломбированы службами агентства, никто не может туда залезть, покрутить счетчик, поставить другие датчики. Т. е. учет действительно ведет государство. Почему? Потому что это источник дохода казны – налоги на добычу и налоги на имущество, на собственность.

При этом автоматически реализуется задача ведения топливного баланса.

Можно ли копировать эту систему? Даже с учетом того, что у нас недра находятся в собственности государства, можно. Методы, подходы должны быть одинаковыми, должен быть определен уполномоченный орган, который будет вести этот контроль. В условиях частной собственности государство не волнует вопрос технологических потерь, их там просто не существует, ничего не списывается. Если ты плохо добываешь и много теряешь, это твои проблемы, налоги плати с добычи.

У нас на сегодня существуют расхождения данных по добыче и использованию ПНГ различных источников: ЦДУ ТЭК, Росприроднадзора, Ростехнадзора. И это происходит на фоне публикации данных Всемирного банка, Всемирного фонда защиты дикой природы, дешифрования спутниковых снимков, указывающих на колоссальные объемы сжигания ПНГ в России - от 30 до 50 млрд м3 в год. Мы считаем, что и в России должна быть создана своя система спутникового наблюдения, своя система учета, что немаловажно для определения фискальной политики.

Есть необходимость создания федеральной целевой программы использования ПНГ. Это, безусловно, создание методик учета и прогноза ресурсов ПНГ для предстоящего использования, сведение в одно целое интересов недрапользователей, проводящих свою собственную финансовую и техническую политику. Наверно, также создание совместных газоперерабатывающих предприятий. Только такая целевая программа внесет ясность, кто и с кем должен договариваться, где должны возникать новые центры газопереработки и газохимии, какими ресурсами они будут обеспечены. В создании программы заинтересованы регионы Российской Федерации.

Еще одна значимая тема – создание центров-полигонов по испытанию технологий добычи и подготовки нефти и газа, а главное – измерительных устройств. В США четыре полигона, в Канаде и Норвегии по два, даже во Франции, где добывают 3 млн тонн нефти в год, есть такой полигон. Поэтому западные технологии скорее получают поддержку инвесторов. РФ вступила в ВТО и создание полигонов – естественная мера по защите интересов российских поставщиков техники и технологий.

Теги: ПНГ
Вернуться в раздел