Войти используя аккаунт
Войти используя аккаунт:
Логин Пароль Забыли свой пароль?

Рынку нужен план

6.07.2012 / 12:04

Поливинилхлорид является единственным пластиком, спрос на который в России до 2030 года не будет компенсирован собственным производством. Такой прогноз основан на пессимистичной оценке перспектив хлорно-щелочной отрасли, которая в последнее время вспоминается почти исключительно в контексте противостояния с антимонопольными органами. Если отрасль не получит легальных возможностей регулирования, инвестиции тут могут сойти на нет, так что, очевидно, производителям хлора и каустика пришло время начинать диалог с государственными структурами и искать лоббистов своих интересов.

10 мая Федеральная антимонопольная служба возбудила уголовное дело по факту раскрытия картельного сговора на рынке ПВХ. Фигурантами дела стали ОАО "Единая торговая компания", ОАО "Пласткард" (входит в группу "Никохим"), ОАО "Каустик" (Стерлитамак), ООО "Сибменедмжент Групп" и ОАО "Саянскхимпласт". Названия отнюдь не новые в потоке сообщений о действиях ФАС на химическом рынке. Ведь еще не утихли споры и обсуждения по «хлорному сговору», о раскрытии которого ФАС рапортовала в начале этого года. А в июне МВД возбудило уголовное дело в отношении участников создания картеля на рынке соды, основываясь исключительно на материалах ФАС, которые до сих пор оспариваются в судах.Страдая от общих для химических предприятий проблем – изношенности фондов, высоких тарифов на энергоресурсы и железнодорожные перевозки, - участники хлорной промышленности оказываются и наиболее частыми после нефтяных компаний участниками всякого рода конфликтов с ФАС. Понятно, что перманентные судебные тяжбы с регулятором не добавляют инвестиционного оптимизма ни действующим? ни потенциальным игрокам по всей производственной цепочки от хлора до хлорсодержащих полимеров. Вместе с тем, ПВХ – единственный из крупнотоннажных пластиков, внутреннее производство которого, по прогнозам, не догонит спрос в ближайшие 18 лет. Таким образом, состояние дел в хлорно-щелочной отрасли становится специфическим риском сегмента ПВХ.

Специфика связанного производства

Согласно прогнозам, представленным в государственном«Плане 2030»,внутренний спрос на ПВХ к 2030 году должен возрасти в 2,4 раза. Такая цифра определяется, с одной стороны, развитием отраслей-потребителей (строительство, авиастроение, автомобильная промышленность и т.д.), и с другой – качественным изменением внутри потребляющих сегментов (переход на полимерные трубы в ЖКХ, новые виды отделочных материалов в строительстве). Сегодня мощности по производству винилхлорида и ПВХ загружены практически на 100%. Несмотря на это импорт занимает до 50%.

Для производства винилхлорида, как известно, нужны две вещи: хлор и этилен. Если по данным Минэнерго в ближайшие 15 лет ожидается полная ликвидация дефицита этилена, то вот с хлором все несколько печальнее. Из 20 предприятий, производящих хлор к моменту распада СССР (на территории современной России), сегодня функционируют только 12, да и те в большинстве своем используют хлор в дальнейших производствах, практически не реализуя его на рынке. Так, волгоградский «Каустик» продает лишь 15% хлора, «Саянскхимпласт» - вообще ничего. Общая отгрузка товарного хлора в 2011 году по данным ассоциации «РусХлор» составила 123,5 тыс. тонн или около 13% общего производства.В итоге, согласно прогнозам «Плана 2030», удовлетворения внутреннего потребления ПВХ за счет собственного производства не случится никогда на всем периоде до 2030 года. По словам разработчиков документа, такие ожидания связаны с проблемами в отечественной хлорной отрасли, в том числе, дефицитом хлора.

Казалось бы, эта проблема легко устраняется созданием интегрированных комплексов, которые бы самостоятельно выпускали бы и хлор, и винилхлорид. Однако сопутствующим продуктом такого производства всегда будет каустическая сода, которая как раз и не востребована в полном объеме на внутреннем рынке. По данным «Башкирской химии», всего за прошлый год было произведено 1047 тыс. тонн каустика, а объемы потребления на внутреннем рынке составил882 тыс. тонн.По данным журнала «Эксперт», производство составило 1071 тыс. тонн, потребление – 767 тыс. тонн. То есть от 15% до 28% выработанной соды не нашло своего потребителя в России. При этом нельзя ни остановить электролизеры – ведь хлор потребляется в полном объеме, - ни хранить долгое время жидкую каустическую соду. Да и перевозить ее накладно. В меньшей степени, наверное, риски реализации соды имеют место для новых крупнотоннажных производств с хорошей стартовой экономичностью по энергетике (например, строящийся в Кстово «РусВинил» с мощностью по каустику 235 тыс. тонн в год) за счет более эффективного основного бизнеса (ПВХ) и более высокого качества каустика, который может быть крупными партиями реализован в том числе на экспорт.

Как же утверждают действующие производители, экономически эффективная реализация каустика (которая бы не тянула вниз экономику хлорного цикла) возможна только в случае координации действий на рынке, ведь значимых внутренних потребителей совсем не много. По словам Надежды Пинигиной, генерального директора «Башкирской химии», на беседах в ФАС по поводу сговора на рынке каустика на вопрос «звоните ли вы в волгоградский «Каустик» и договариваетесь ли вы с ними о продаже хлора?», ей приходилось отвечать: «Да, звоню. Потому что с ними мне не нужно делать встречных поставок, потому что у меня не хватает цистерн для перевозки, чтобы логистика была лучше, чтобы доходность сохранить».

Понятно, что такой подход вызывает претензии антимонопольных органов. С другой стороны, управление по борьбе с картелями ФАС не разбирается и не должно, по сути, разбираться в тонкостях рынка. Для них, очевидно, наличие сговора – нарушение закона, почему это происходит – не их дело.

В предписаниях, выданных ведомством,обвиняемым по делу о каустике или по «хлорному сговору» везде первым пунктом значилось «обеспечить свободную реализацию товара любым хозяйствующим субъектам, обратившимся с предложением о заключении договора». Такая «топорность» мало кому понравилась. Генеральный директор ООО «Никохим» Эльдор Азизов говорит: «Хлорщелочная подотрасль – единственная на сегодняшний день балансовая, потому что одновременно производится 3 продукта – хлор, каустик и водород. Она не подвергается простому регулированию, которое пытается сделать ФАС». Надежда Пинигина: «Если ФАС начинает регулировать ту часть хлора, по которой у нас якобы есть сговор, я должна свернуть ее, потому что цена, которую предлагает держать ФАС, мне просто не выгодна».

В итоге буквальное исполнение предписаний ФАС может привести к серьезным экономическим потерям производителей каустической соды, хлора, и в конечном счете негативно сказаться на конкурентоспособности отечественного ПВХ, ведь около 60% соды производят именно продуценты поливинилхлорида.

В плену монополий

Вместе с тем запас финансовой прочности у предприятий отрасли очень невелик. По данным группы компаний «Никохим», рентабельность хлорно-щелочного бизнеса составляет 7-8%. По нашим расчетам, рентабельность по чистой прибыли у 5 крупнейших производителей каустика колеблется от 4 до 12%.

Львиную долю выручки «съедают» затраты на энергетику, доля которых в себестоимости доходит до 70%, при этом стоимость ресурсов растет опережающими темпами. По данным «Никохима», рост реальной стоимости электроэнергии для предприятий группы с 2008 по 2011 год составил 30,6%, природного газа –38,8%. По информации «Башкирской химии», тарифы на электроэнергию в России с 2006 по 2011 год увеличились на 86,8%. По данным же Росстата, в тот же период стоимость электроэнергии для промышленных потребителей в целом в России увеличилась на 106% (то есть двукратно), а в ЦФО – на 116%.

Стоимость кВт/ч электроэнергии в 2011 году для предприятий «Никохима» составляла 2,1 рубль. По информации госстатистики, цена электроэнергии в 2011 году в среднем в ЦФО составляла 2,58 рублей за кВт/ч, в ЮФО – 2,87 рублей, в УрФО – 1,5 рубля. В то же время по данным U.S. Energy Information Administration, средняя цена электричества в США для промышленных потребителей в мае 2012 года составила 6,51 центов за кВт/ч (порядка 2 рублей по курсу 31 рублей за $1).Средняя цена в 2011 году с учетом курсов составляла также порядка 2 рублей. При этом средняя цена электричества в США с 2006 по 2011 год увеличилась всего на 11,9%, а в некоторых штатах – даже снизилась! Стоимость электричества в Китае в прошлом году была еще ниже – порядка 0,25-0,3 рублей (данные «Никохима»).

Состояние же производственных фондов у российских производителей таково, что среднее энергопотребление на тонну хлора (с учетом структуры производства по методам электролиза) превышает энергопотребление наименее экономичных диафрагменных электролизеров в Европе: 3348 против 3325 кВт/ч на тонну хлора (расчет «Рупека» на основе данных «РусХлора»).

По карману производителей бьют и транспортные тарифы. На заседании комиссии РСПП по хлорной промышленности Эльдор Азизов так прокомментировал ситуацию: «Довезти ПВХ из Волгограда до Москвы стоит столько же, сколько из Хьюстона до Санкт-Петербурга». По его словам, одобренное ФАС создание в 2007 году «Первой грузовой компании» привело к тому, что ставки на аренду подвижного состава ПГК на «неудобных» для оператора направлениях выросли на 20-30% по сравнению со ставками на аренду вагонов инвентарного парка и появился дефицит. Также компания увеличила тарифы на экспортные направления (до 50%), и появилась непредсказуемая (нерегулируемая) «ставка за предоставление подвижного состава». Инфраструктурный тариф РЖД тоже не отстает и ежегодно увеличивается на 6% - 10%.

Себестоимость продукции увеличивают и такие обязательства производителей хлора, как транспортировка контейнеров и цистерн с сопровождением нескольких специалистов (проводников-газоспасателей) и специальных выгонов с аварийным оборудованием и принадлежностями. Нигде в мире подобной практики нет. В США, где хлора перевозят в десять раз больше, ни о каком сопровождении нет речи.

Пока же российский рынок едкого натра действительно выглядит «перегретым». По информации журнала «Эксперт», внутренние российские цены на каустик с 2009 года превышают спотовые котировки в США, где этот рынок очень сильно «просел» в период экономического кризиса, а экспортные – держатся на североамериканском уровне (к слову, продажа как каустической соды, так и ПВХ на экспорт по ценам ниже внутреннего рынка – т. е. демпинг, - является типовой практикой для производителей США и Европы). Вместе с тем, по данным «НИИТЭХИМ»,в 2010 году по сравнению с 2009 годом цена на жидкую каустическую соду в среднем в России выросла на 11% - темп в три раза ниже, чем рост стоимости электричества за тот же период. Так что российские цены, которые кому-то кажутся искусственно завышенными, если опираться на себестоимость, должны быть еще выше.

Желания и возможности

Серьезно удешевить затраты для предприятий помогла бы модернизация производства. Хлор и каустик производят тремя методами: диафрагменным, ртутным и мембранным. Первый из них является наиболее энергозатратным, но и наиболее распространенным в России – по данным «РусХлора», 58% всей хлорно-щелочной продукции выпускаются на таком оборудовании. Исторически наиболее старый ртутный метод занимает второй место – 26%. Наиболее экономичный и чистый мембранный способ используется при производстве 16% продукции. При этом затраты электричества при мембранном электролизе на 12% меньше, чем при ртутном и на 43%, чем при диафрагменном. Именно перевооружение электролизных производств новым оборудованием по мембранному методу считается наиболее эффективным путем снижения энергетической зависимости хлорно-щелочных производств.

Однако стоимость такой модернизации очень высока. Например, замена ртутных электролизеров на мембранные в 2003-2006 годах на «Саянскхимпласте» обошлась предприятию в 2 млрд рублей при проектной мощности в 169 тыс. тонн каустической соды в год. Кроме того, сопоставимый инвестиционный эффект может быть достигнут и путем модернизации ртутного электролиза, технология которого на сегодняшний день также продвинулась далеко вперед как с точки зрения энергоемкости, так и экологичности. При этом разовые инвестиции не столь высоки. Так, на волгоградском «Каустике» в 2008 году установили систему автоматического регулирования напряжения, что дало результаты по энергопотреблению, сравнимые с мембранным методом. В этом году «ГалоПолимер – Кирово-Чепецк» реализует модернизацию ртутных электролизеров, которая позволит достичь 20%-го снижения энергопотребления. Но в ближайшие годы компания все-таки рассчитывает перейти на мембранную технологию. Что же касается экологии, то, по данным «РусХлора», за последние годы Россия в три раза сократила эмиссию ртути – до 1 г на тонну хлора, что соответствует мировым показателям.

Вместе с тем, серьезных инвестиционных возможностей у предприятий отрасли все же нет. Например, несмотря на 13%-й рост выручки у волгоградского «Каустика» в 2011 году, чистая прибыль сократилась на 30% и составила 444,6 млн рублей. Впрочем, у других крупных производителей чистая прибыль в 2011 году выросла (а у волгоградского «Химпрома» на 3% сократился чистый убыток). Однако суммарная чистая прибыль 6 компаний, формирующих 73% производства каустической соды (это «Саянскхимпласт», стерлитамакский «Каустик», новочебоксарский «Химпром», «ГалоПолимер – Кирово-Чепецк», волгоградский «Каустик» и волгоградский «Химпром») в 2011 году составила всего 4,7 млрд рублей (данные по прибыли «Саянскхимпласта» взяты из результатов 2010 года, так как предприятие перестало раскрывать информацию). Это меньше, например, чем чистая прибыль одного «Нижнекамскнефтехима» только за I квартал текущего года. Наверное, именно по этой причине модернизация в хлорно-щелочной отрасли в последние годы носила точечный характер, хотя именно низкие темпы перевооружения ставятся предприятиям в вину. Но для упрочения своего финансового положения и как следствие подготовки к серьезным инвестициям в обновление и расширение фондов по описанным выше причинам участникам отрасли жизненно необходимы согласованные действия на все сужающемся рынке каустической соды.

Грандиозные планы уже озвучены. Так, стерлитамакский «Каустик» намерен увеличить производство ПВХ до 600 тыс. тонн в год. Для этого компания рассчитывает заменить ртутное производство хлора на мембранное мощностью 360 тыс. тонн в год, построить новую установку винилхлорида на 400 тыс. тонн, ПВХ аналогичной мощности, а также обзавестись собственными энергомощностями. Общий объем инвестиций в этот проект по расчетам предприятия может составить €1,4 млрд. Это, к слову об инвестиционных возможностях, в 50 раз больше чистой прибыли «Каустика» в 2011 году. «Саянскхимпласт» к 2020 году намерен также нарастить производство ПВХ до 600 тыс. тонн и вывести из производства старые установки.

Однако эти планы рискуют так и остаться в состоянии проектов, а отрасль постигнуть стагнация инвестиционного процесса из-за отсутствия на этом рынке долгосрочных правил игры и легальных механизмов снижения рисков, которые удовлетворяли бы и ФАС, и потребителей, и производителей. Примеры других химических подотраслей показывают, что эффективные механизмы регулирования сложных и монополизированных рынков возможны.

Пишите письма

Историю переписки с государственными структурами никто уже не ведет, а количество отправленных писем и запросов не считает. Почта работает медленно, государственная машина тоже – и ответы приходят не сразу и не на все. Но приходят. После заседания Комиссии РСПП по химической промышленности 16 февраля была сформирована резолюция и направлено тогдашнему премьер-министру Владимиру Путину. В конце марта пришел ответ. О возможности господдержки для технологической модернизации производства ответ был следующим: «Минэкономразвития считает целесообразным в рамках промышленной модернизации реализовывать меры по энергосбережению и повышению энергетической эффективности путем внедрения современных технологий путем применения механизма энергосервисного договора («перформанс контракта»). Считаем это предложение заслуживающим внимания и просим сообщить Ваше мнение о возможности, целесообразности и эффективности реализации этого механизма в Ваших условиях». И еще: «С целью решения вопроса отмены ввозных пошлин и НДС на дорогостоящее химическое и нефтехимическое оборудование для вновь строящихся комплексов, аналоги которого отечественной промышленностью не производятся, Минэкономразвития в рамках своей компетенции готово рассмотреть перечень данного оборудования. В связи с этим просим Вас подготовить и представить нам перечень оборудования, причем просим включить в этот перечень не только оборудование, предназначенное для вновь строящихся объектов, но и для модернизации действующих производств».

Ответ из аппарата Правительства показал, что ведомства готовы идти на диалог. На комиссии РСПП, посвященной проблемам хлорно-щелочной отрасли, начальник отдела по химической промышленности Минпромторга Ирина Сергеева сказала следующее: «Минпромторг всегда стоит на позиции своих предприятий. Но никто ни разу не пришел ни к руководителю департамента, ни хотя бы ко мне лично и не сказал о своих проблемах. Мы только получаем письма: от Сечина, от премьер-министра и т.д.». Куда уж более конкретное приглашение.

Под лежачий камень..

ФАС на протяжении всего 2011 года неоднократно заявляла не только о намерениях «раскрыть все картели», но и «обеспечить все подотрасли правилами недискриминационного доступа к приобретению продукта». Почему бы и участникам хлорно-щелочного бизнеса вместо того, чтобы пытаться регулировать рынок внутри своего сообщества, не направить усилия на выработку признанных регулятором правил игры и забыть о судах, исках и штрафах? Тем более что те, кто должен «карать», сами приглашают к диалогу.

Обычно в правилах недискриминационного доступа закрепляются производители и потребители, указываются прогнозируемые объемы потребления, определяются формулы расчета цены и т.д. Прецеденты успешной разработки и согласования таких правил уже есть. В 2008 году вышли правила недискриминационного доступа на рынке хлористого калия, в стадии согласования находятся правила по этилену. Совсем недавно, 29 мая свет увидели правила по апатитовому концентрату. «По нашему мнению эти правила будут способствовать прекращению споров между хозяйствующими субъектами о цене и объемах поставки апатитового концентрата», - отметил замглавы ФАС России Андрей Цыганов.

При ФАС в ближайшее время планируется формирование экспертного совета, в который должны войти представители ассоциаций, бизнеса, госструктур. Им предстоит разработать правила для регулирования основных продуктов хлорно-щелочной отрасли. Но пока у большинства предприятий нет четко сформулированной позиции по этому вопросу.

Правильное лобби

И даже если экспертный совет ничего не сможет решить, и даже если спустя год ситуация не сдвинется с места, если нет желания договариваться в рамках, предложенных ведомствами, можно пойти другим путем. Лоббировать свои интересы можно доверить специалистам. Примеров масса. Бюджет Европейского Совета по химической промышленности (Cefic), по некоторым данным, достигает $50 млн– деньги идут в том числе на грамотное лобби в госорганах. В отечественном химпроме это, например, РАПУ – Российская Ассоциация производителей удобрений. В ее составе всего с десяток предприятий, в штате пять человек. Однако этой ассоциации удается продуктивное общение с госструктурами: РАПУ, например, добилась исключительных тарифов на перевозку минудобрений. В компетенцию организации входит подготовка аналитических отчетов, оперативной информации, сводок для членов ассоциации и т.д. В хлорно-щелочной отрасли подобные вопросы вместо или совместно с производителями могла бы решать любая отраслевая ассоциация, в том числе и Российский Союз химиков. Но пока все предпочитают либо предпринимать усилия самостоятельно, тратя на них больше средств и времени, либо договариваться друг с другом и дискутировать с ФАС.

Вернуться в раздел