Войти используя аккаунт
Войти используя аккаунт:
Логин Пароль Забыли свой пароль?

Демонстрация внимания

4.06.2012 / 15:46

Прошедший в середине мая в Уфе международный форум «Большая химия» не внес ясности в текущее положение дел с проектом ШФЛУ-провода «Западная Сибирь – Урал – Поволжье», однако дал понять, что первоначальные взгляды его инициаторов на вопрос магистрального транспорта нефтехимического сырья претерпели существенные корректировки.

Как и год назад, «Большая химия» обещала стать главной публичной площадкой для обсуждения, популяризации и лоббирования нашумевшего проекта создания магистрального трубопровода ШФЛУ «Западная Сибирь – Урал – Поволжье» (ЗСУП). Напомним, в течение года, прошедшего с предыдущего форума, его инициаторы – правительства Башкирии и Татарстана - не раз выходили с различными инициативами, касающимися развития проекта. Ожидалось, что "Большая 2012" принесет свежие новости по проекту, продемонстрирует ход работ, какие-то достигнутые результаты. Появятся новые идеи о формах реализации проекта, какая-то новая аргументация необходимости его реализации. Именно таким был настрой у многих участников форума.

Не о трубе

К сожалению, особой ясности в текущий статус проекта форум не внес. Весьма многообещающим с точки зрения новой информации стало подписание между Татарстаном, Башкирией и Ямало-ненецким автономным округом протокола о намерениях по строительству магистрального трубопровода для нефтехимического сырья из регионов его добычи в Поволжье, которое состоялось в самом начале мероприятия. Однако в ходе докладов и дискуссий никаких пояснений о деталях этого протокола не последовало. О каких конкретно объемах углеводородного сырья идет речь, какие возможны сроки, какова стоимость и структура финансирования – все эти вопросы так и не получили должных комментариев сторон, подписавших протокол.

Доклад главы Татарстана Рустама Минниханова, открывающего пленарное заседание, был кратким и носил приветственный характер – президенту надо было возвращаться к себе и открывать другое мероприятие. Президент Башкирии Рустем Хамитов начал свой доклад с общей характеристики состояния нефтехимической отрасли России, и ее роли для экономики Башкортостана. Конечно, вопрос сырьевого обеспечения предприятий Приволжского федерального округа он обойти не мог, отметив необходимость создания магистрального транспорта ШФЛУ, упомянув подписанный трехсторонний протокол: «Мы провели предварительно серьезную работу, по итогам подписали протокол о намерениях и фактически выходим на создание консорциума для подготовки ТЭО и начала работ по строительству трубопровода». Однако вдаваться в подробности глава Башкирии не стал, перейдя к характеристике инвестиционных проектов крупнейших игроков химической отрасли республики.

В последующих докладах пленарного заседания тема продуктопровода вообще потерялась. Президент АНК «Башнефть» Александр Корсик осторожно прошелся по теме нефтехимии вообще и в его компании в частности, отметив сложность этой отрасли и необходимость взвешенного анализа, а также государственной поддержки. В основном его доклад был адресован государству и касался вопросов таможенного регулирования на рынке нефти и нефтепродуктов: текущая схема с пошлинами поставила в непростое положение «Башнефть» - единственную в стране компанию, у которой переработка превалирует над добычей нефти.

Генеральный директор «Газпром нефтехим Салавата» Дамир Шавалеев, как и годом ранее, презентовал проект «Всероссийского центра газовой химии». Из нового здесь – определенности по развитию пропиленового бизнеса компании в сторону акриловой кислоты, ее эфиров и других производных. Кроме того, по словам Д. Шавалеева, в этом году «Газпром нефтехим Салават» собирается приступить к базовому проектированию этиленового «миллионника». Казалось бы, имея что называется «на руках» столь крупный нефтехимический проект, этому башкирскому предприятию тема продуктопровода ШФЛУ должна быть очень близка. Однако Д. Шавалеев этой темы вообще никак не коснулся, отметив, что сырьевая база проекта проработана совместно с «Газпромом» и никаких проблем тут не ожидается даже в текущей конфигурации инфраструктуры. Следом выступал председатель правления холдинга СИБУР Дмитрий Конов. В целом его доклад касался комплексного развития нефтехимии в Западно-Сибирском кластере на базе сырья региона. Попутно глава СИБУРа косвенно прокомментировал слабую сторону ШФЛУ-провода «Западная Сибирь – Урал – Поволжье» - вопрос его наполнения. А более подробно проблему магистрального транспорта сырьевых ресурсов из регионов добычи раскрыл на примере этана, отметив, что именно этот вид сырья и является реально перспективным для всех игроков российской отрасли и именно ему стоит уделять больше внимания и консолидированных усилий.

На тематических секциях к трубопроводу ШФЛУ «Западная Сибирь – Урал – Поволжье» возвращались всего два раза. Рафинат Яруллин, генеральный директор «Татнефтехиминвест-холдинга», компании, которая фактически и инициировала проект ЗСУП, избрал темой своего доклада перспективные технологии производства нефтехимической продукции из природного газа на базе технологий gas-to-olefins, gas-to-liquid и coal-to-olefins. В этом контексте он также затронул тему магистрального транспорта этана и «жирного» газа, а проект ЗСУП прокомментировал между делом, уделив ему всего два слайда своей презентации из 42. Доклад с многообещающим названием «Разработка технико-экономического обоснования строительства продуктопровода ШФЛУ "Западная Сибирь - Урал - Поволжье"», представленный председателем правления ПАО «Укргазпроект» Любомиром Чабановичем, также ясности в сегодняшнее положение вещей не внес, поскольку в нем были представлены выкладки и расчеты, основанные на изысканиях середины 90-х годов. Понятно, что они уже достаточно далеки от реалий сегодняшнего дня хотя бы потому, что ландшафт тех вариантов трасс для продуктопровода, которые анализировались, существенно изменился: на возможных путях труб появились новые дороги, населенные пункты, коммуникации и т. п.

Загадочный документ

Тот факт, что тема продуктопровода ШФЛУ «Западная Сибирь – Урал – Поволжье» в этом году на «Большой химии» фактически обсуждения не получила, вызывает удивление хотя бы потому, что анализ текста подписанного тремя субъектами протокола позволяет установить существенную коррекцию взглядов инициаторов на этот проект.

Во-первых, в тексте протокола для обозначения направления будущего трубопровода вообще не фигурирует наименование «Западная Сибирь – Урал – Поволжье». Вместо него повсеместно применяется новое выражение «маршрут «Ямал-Поволжье». Во-вторых, в тексте протокола фактически сделано отступление от четкой сырьевой специальности продуктопровода. Если раньше речь шла исключительно о «ШФЛУ-проводе», то теперь используется выражение «нефтехимическое углеводородное сырье, в том числе широкая фракция легких углеводородов и газовый конденсат». В-третьих, протокол дает однозначно понять, что сырьевой базой продуктопровода рассматривается на только и даже не столько ХМАО (как раньше), но в большей степени ЯНАО. В частности, в начале документа отмечается, что разработка ТЭО проекта и обоснования инвестиций необходимы для подготовки предложений правительству России «и внесения изменений в Комплексную программу освоения углеводородных ресурсов полуострова Ямал и прилегающих акваторий». Кроме того, в разделе, посвященном намерениям Ямало-Ненецкого округа, под первым пунктом значится задача «организовать совместно с недропользователями оценку возможных перспективных объемов углеводородного сырья, в том числе широкой фракции легких углеводородов и газового конденсата, для обоснования оптимальной пропускной мощности магистрального продуктопровода «Ямал – Поволжье».

Из всего этого складывается следующая картина: стороны намерены изучать возможность строительства по пока неопределенному маршруту в направлении Ямал – Поволжье продуктопровода для транспорта пока неопределенных типов углеводородного нефтехимического сырья (в том числе ШФЛУ и газового конденсата, но ведь это может быть и этан, и «жирный газ»), сырьевой базой которого должен стать полуостров Ямал.

Вместе с тем, определенные положения этого документа такой картине противоречат. Во-первых, повсеместно встречается выражение «строительство нового и/или модернизация существующего магистрального трубопровода», что может одновременно означать как намек на «старый» проект продуктопровода ШФЛУ «Западная Сибирь – Урал – Поволжье», так и на модернизацию нитки магистрального газопровода для транспорта «жирного» газа, как в известных инициативах, параллельно выдвинутых Татарстаном на прошлом форуме «Большая химия».

Кроме того, странно звучит результирующая часть документа, где «стороны полагают, что реализация проекта…позволит обеспечить рациональное использование попутного нефтяного газа на месторождениях Ямало-Ненецкого автономного округа с достижением уровня утилизации не менее 95%». Это несколько не вяжется с повсеместным упоминанием «газового конденсата» в качестве вида нефтехимического сырья, а также отсылом к комплексной программе по освоению Ямала, (если точнее, то этот документ носит название «Программы комплексного освоения месторождений полуострова Ямал и прилегающих акваторий»), ведь в последней нефть предполагается добывать только в Южной промышленной группе в объеме порядка 7 млн тонн в год. То есть эквивалентная добыча ПНГ может составить порядка 450 млн м3 (согласно справочным данным по газовому фактору для Новопортовского нефтегазоконденсатного месторождения), с потенциальным содержанием ШФЛУ на уровне 100-150 тыс. тонн в год, чего явно недостаточно для загрузки магистрального трубопровода.

Так что в вопросах сырьевой базы текст протокола никакой конкретики не дает, а на самом форуме от подписавших документ сторон разъяснений не последовало. Кроме того, совершенно без ответа остался вопрос о тех перерабатывающих мощностях, которые в перспективе должны обеспечить загрузку трубы. Ну и последнее: даже если эти предположения справедливы, и в качестве сырьевой базы рассматриваются ресурсы, намеченные к добыче в рамках газпромовского «мега-проекта Ямал», то сроки реализации тут сильно сдвигаются, ведь выход всех перспективных месторождений «на полку» относят не раньше, чем к 2020 году.

Тематические секции

Второй интригой форума была ожидавшаяся многими первая публичная презентация стратегии «Объединенной нефтехимической компании» - совместного предприятия «Башнефти» и Petrochemical Holding Якова Голдовского.

Еще до начала форума все ждали выступления самого главы ОНК, однако на деле оказалось, что представлять стратегию будет вице-президент по техническому сопровождению и реализации проектов Владимир Ракитский. Его доклад также не оправдал ожиданий аудитории, собственно, рассказ о самой стратегии ОНК свелся лишь к описанию целевого продуктового портфеля компании: это поликарбонаты, цианид натрия, полиметилметакрилат, полипропилен, полиэтилентерефталат, полиуретаны, полиэтилен низкого давления. Согласитесь, ничего нового, особенно для читателей «Рупека».

Приятной новинкой форума «Большая химия 2012» стала специальная секция, посвященная вопросам экологической и промышленной безопасности. Она оказалась весьма многочисленна и выгодно отличалась от многих мероприятий подобного рода тем, что удалось организовать обмен информацией и дискуссию как между компаниями, представляющими комплексные решения в отрасли охраны окружающей среды и безопасности эксплуатации опасных производственных объектов, так и профильными органами власти, такими как Министерство природопользования и экологии республики и Росприроднадзор.

Цель была иной

Проект резолюции форума (в окончательном виде текст до сих пор не опубликован) была выдержана точно в тех формулировках, что и подписанный главами Татарстана, Башкирии и Ямало-Ненецкого округа протокол о намерениях. Не фигурировало прошлогоднее наименование «продуктопровод ШФЛУ Западная Сибирь – Урал – Поволжье», вместо него появилось новое «маршрут Ямал – Поволжье». В тексте были зафиксированы и определенные рубежи по развитию проекта: к 1 октября 2012 года должно быть создано специальное юридического лица в форме консорциума для реализации договоренностей между тремя регионами, а к 30 апреля 2013 года – должно быть разработано ТЭО проекта. Остальные пункты проекта резолюции были посвящены общеотраслевым вопросам: возможным мерам защиты химической отрасли от рисков при вступлении в ВТО; форсированному развитию индустрии ПВХ через создание новых крупных мощностей, обеспеченных этиленом; стимулированию потребления полимерных трубы в жилищно-коммунальном хозяйстве через внесение соответствующего предложения в правительство России; проблемам экологической безопасности предприятий химического сектора, вопросу возрождения российской индустрии средств защиты растений через реанимацию производства гербицидов на базе НИИ гербицидов АН РБ, а также формирование в республике федерального биотехнологического кластера.

Так что же было главной темой форума «Большая химия» в этом году? Вероятно, ответ кроется в докладе Рустема Хамитова. По его словам, доля налоговых поступлений от предприятий химической отрасли в бюджет республики составляет более 20%: «Развитие химической индустрии – самый быстрый и эффективный вариант с точки зрения валового регионального продукта». И ставка руководства региона на химию и нефтехимию, как на приоритетную отрасль промышленности, требует постоянной демонстрации этого внимания и озабоченности власти судьбой отраслевых игроков. «Большая химия» - как раз и есть яркая и впечатляющая демонстрация, и с этой точки зрения форум всецело удался. Стоит отметить, что это весьма позитивное веяние, когда пусть не страна целиком, но какой-то нефтедобывающий субъект связывает свое развитие не с добычей минерального сырья, а его переработкой.

Вернуться в раздел