Войти используя аккаунт
Войти используя аккаунт:
Логин Пароль Забыли свой пароль?

Остаться в живых

19.01.2012 / 16:08
Портфель заказов, который отечественные поставщики оборудования потенциально могут получить в нефтехимии до 2030 года, оценивается в $15 млрд. Однако реально российские машиностроители не могут рассчитывать и на половину этой суммы. Основная беда отечественных поставщиков – технологическая отсталость и неконкурентные цены на оборудование. Но шансы у них есть: государство и бизнес готовы инвестировать в модернизацию российского машиностроения.

Мария Глушевская, журнал "Нефтехимия Российской Федерации"

Возможность активного сотрудничества российских нефтехимических компаний и отечественных поставщиков оборудования, по сути, упирается всего в два вопроса: чего нефтехимики в ближайшие годы хотят от машиностроителей и что последние могут предложить? Ответ на первый вопрос довольно прост: спрос на оборудование в нефтехимии колоссальный. Только потенциальный объем инвестиций, который придет в нефтепереработку и нефтехимию до 2030 года, Министерством энергетики России оценивается в триллион рублей. Проекты по увеличению мощностей заявлены всеми крупнейшими игроками отрасли. Как отмечали представители Минэнерго, в случае реализации ряда проектов, которые включены в "План развития газо- и нефтехимии России на период до 2030 года", в перспективе до 2030 года Россия более чем в два раза увеличит свою долю в мировом производстве мономеров (с 2,4% до 5,6%). Суммарное производство этилена в России возрастет в 6 раз. Темпы роста производства этилена в ближайшие пять лет (2011 – 2016 годы) составят более 17% в год. А выпуск крупнотоннажной полимерной продукции будет расти еще быстрее – на 20% ежегодно.


Упущенные возможности

Исходя из вышесказанного, будущее поставщиков отечественного оборудования в перспективе двух ближайших десятков лет могло бы считаться безоблачным. С учетом того, что затраты на оборудование в проектах нефтепереработки и нефтехимии оцениваются в порядка 45% от общих затрат, машиностроители могли бы рассчитывать на заказ общей стоимостью 450 млрд руб. ($15 млрд). Однако сейчас складывается ситуация, при которой рассчитывать на эти деньги российские машиностроители не могут: даже в случаях, когда доля отечественного оборудования в проекте соотносится с долей зарубежных поставщиков, основной объем инвестиций приходится на иностранцев.

В качестве примера можно привести недавно реализованный СИБУРом проект по строительству железнодорожной наливной эстакады ШФЛУ, связавшей воедино все северные газоперерабатывающие заводы компании (Губкинский ГПЗ, Муравленковский ГПЗ и Вынгапуровский ГПЗ). Доля отечественного оборудования в этом проекте в натуральном выражении составила почти 30%. Но то, в основном, были котлы и емкости для ШФЛУ, тогда как все поставки высокотехнологичного оборудования были осуществлены западными компаниями. Например, поставщиком программного обеспечения автоматизированной системы управления технологическим процессом (АСУТП) объекта выступила компания Yokogawa Electric Corporation, запорная арматура на объекте от Valpres S.r.l., регулирующая арматура от Flowserve, уровнемеры Endress+Hauser Japan Co., Ltd и так далее.

В более масштабных проектах доля западных поставщиков оборудования иногда доходит до 100%. Например, по словам директора департамента капитальных вложений СИБУРа Николая Бухарова, в проекте "РусВинил" в Кстове на долю западных поставщиков оборудования приходится почти весь заказ проекта. Доля отечественного, по словам представителей "РусВинила", – не более 2%. Проект в Кстове включает в себя строительство завода ПВХ и реконструкцию основной технологической установки по производству этилена мощностью до 450 тыс. тонн в год. Проект реализуется по самым современным европейским технологиям Best Available Techniques.

В свою очередь, "ЛУКОЙЛ", который в течение последних 14 лет реализовал несколько крупных проектов в нефтехимии, приводит такую статистику. По проекту "Карпатнефтехим" (производство ПВХ, хлора и каустика) поставка большей части основного технологического оборудования осуществлялась лицензиарами проекта (компании Uhde, Vinnolit). Оборудование, которое предоставляли компании лицензиары проекта, ни в России, ни в Украине не производится. Локальные поставщики участвовали в проекте лишь в части оборудования для объектов общехозяйственного назначения (ОЗХ).

В другом проекте "ЛУКОЙЛа" – по созданию производства цианида натрия на "Саратоворгсинтезе" – практически все оборудование было импортным, так как необходимые аналогичные модели в России не производятся. То же самое произошло и при реализации проекта "Ставролен" по производству полипропилена: поставки оборудования были исключительно импортными в силу отсутствия предложений на отечественном рынке.

Таким образом, по оценкам Кирилла Попова из "ЛУКОЙЛа", оборудование, производимое сегодня в СНГ, может быть использовано только на объектах общехозяйственного назначения или для ремонта. "Новые поставки в основном требуют высокотехнологичного качественного оборудования иностранного производства. Лицензиары зачастую отказываются использовать оборудование производства РФ, так как, по их мнению, дешевле и качественней будет произвести его за границей. Поскольку лицензиары дают гарантию на выход создаваемых производств на заданные параметры, они требуют использовать оборудование определенных поставщиков, в список которых компании из СНГ, как правило, не входят", – объясняет Попов.

Причин, по которым отечественные поставщики оборудования остаются на задворках инвестиционных процессов, много, но ключевая из них – технологическая отсталость оборудования, которое они продают. "Несколько лет назад мы просчитывали крупный нефтехимический проект стоимостью в несколько миллиардов долларов. Проектировщиками выступали иностранцы, которые обратились к крупнейшим отечественным поставщикам. Ни одно предприятие не оказалось в состоянии выполнить этот заказ", – говорит топ-менеджер одного из нефтехимических предприятий.
Так или иначе, обеспечение высокотехнологичным оборудованием всех заметных проектов в нефтехимической отрасли производится за счет иностранных поставщиков. Это было бы не столь проблематично, если бы отечественные производители сохраняли свое конкурентное преимущество перед иностранными производителями за счет невысокой стоимости оборудования. Однако этого не происходит.

Машиностроительная отрасль низкорентабельна, и затраты производств (на энегообеспечение, металлы, персонал) растут быстрее, чем у иностранных конкурентов. Есть и другие факторы, которые влияют на конечную стоимость оборудования. По словам представителей нефтехимических компаний, из-за технологических ошибок и ошибок проектирования отечественные поставщики вынуждены переделывать оборудование в процессе реализации проекта, что также удорожает конечную стоимость заказа.


Критические точки

Сегодня вклад тяжелого машиностроения в ВВП страны оценивается в 3%. Для сравнения – доля в ВВП добывающих отраслей российской промышленности составляет порядка 80%. Согласно данным Росстата, во время острой фазы финансового кризиса (2009 год) машиностроение пережило колоссальный спад производства – на 60% по отношению к 2008 году. Вклад тяжелого машиностроения в ВВП в 2009 году составил всего 1,2%. В развитых странах критическим уровнем доли машиностроительной отрасли в ВВП считается 30% (в Советском Союзе этот уровень не опускался ниже 40% ВВП).

С 2010 года ситуация в отрасли стала налаживаться, однако вернуться к предкризисным результатам машиностроители пока не смогли. Если взглянуть на оценки Росстата, то окажется, что по итогам первого полугодия 2011 года отставание темпов роста от докризисного 2008 года в целом по отрасли не такое большое – 5% от уровня января-июня 2008 года. Но этот показатель не отражает реальной ситуации: он оказывается возможен только благодаря резкому росту в отдельных сегментах.

Аналитики объясняют неравномерную ситуацию в отрасли наличием протекционистских мер государства для ряда сегментов. Один из примеров – сектор энергетического машиностроения, где сформированы крупнейшие машиностроительные группы – "Силовые машины", группа "ОМЗ", "ЭМАльянс", группа "Энергомаш". Портфель заказов только "ЭМАльянса" – 55 млрд руб., из которых почти 20% составляют зарубежные контракты (наиболее крупные в Индии, Казахстане и Украине).


Деньги на рост

За последние два года государство уже профинансировало машиностроение более чем на 400 миллиардов рублей. Очередные меры господдержки энергетического машиностроения содержатся в "Стратегии развития отрасли на 2010 – 2020 годы и на перспективу до 2030 года". Согласно этому документу долю использования зарубежного оборудования в реализуемых проектах сектора энергетики планируется снизить к 2015 году до уровня, не превышающего 40%, к 2020 году – до уровня не более 30%, а к 2025 году – до уровня не более 10%. Общий объем финансирования производителей энергетического оборудования должен составить 312 млрд рублей. На реализацию мероприятий по развитию отрасли тяжелого машиностроения в целом предусмотрен объем инвестиций в размере 71 млрд рублей.
Кроме того, год тому назад была принята "Стратегия развития тяжелого машиностроения до 2020 года". Этот системный документ предусматривает ряд дополнительных протекционистских мер со стороны государства. В первую очередь это относится к созданию системы проектного финансирования отечественных производителей оборудования. Предполагается, что с привлечением ВЭБ машиностроители получать доступ к долгосрочным кредитам по ставке, конкурентной западным игрокам – на уровне 2-3% (в среднем по отрасли рентабельность предприятий оценивается аналитиками на уровне 4-7%).

В случае если эти планы будут реализованы, у производителей оборудования появится возможность решить ключевые для них проблемы: ускорить обновление основных производственных фондов (доля устаревшего оборудования на предприятиях сектора составляет от 50% до 100%), направить инвестиции в НИОКР и кадровое обеспечение. Это же делает возможным внедрение практики долгосрочных контрактов с нефтехимическими предприятиями, которым сейчас выгоднее и проще работать с западными поставщиками. Выгоднее, потому что привлечь долгосрочное кредитование на реализацию крупного проекта дешевле у иностранных банков, где работает система экспортных агентств. А проще, потому что при строительстве современного высокотехнологичного производства российские компании покупают технологии, которые не первый год эксплуатируются за рубежом.

Покупать технологии нефтехимики вынуждены у иностранных лицензиаров, которые преимущественно работают с поставщиками оборудования из США, Южной Кореи, Китая. Однако и отечественные предприятия, которые входят в состав крупных промышленных групп, также участвуют в этом процессе. Так, предприятия группы "Объединенные машиностроительные заводы" сертифицированы лицензиарами Chevron Lummus Global, ExxonMobile, UOP, Halder Topse, Axens, Shell Global Solutions. А промышленная группа "Генерация" выпускает широкий перечень технологического оборудования по лицензии Merichem (США).


Скрытые резервы

Государство уже обратило внимание на проблемы машиностроителей. Это ценно, учитывая тот факт, что первый этап консолидации в отрасли уже пройден. На рынке сформирован пул крупных промышленных групп: группа "ОМЗ", группа "Интегра", ПГ "Генерация", группа "ГМС", – которые проводят реорганизацию бизнеса, инвестируют в модернизацию производства и переходят от просто выпуска оборудования к предоставлению заказчикам сервисно-инжиниринговых услуг.

Это уже позволяет лидерам рынка наращивать свою долю в проектах нефтехимической отрасли. В начале декабря 2011 года "Объединенные машиностроительные заводы" (ОМЗ) сообщили о реализации Ижорскими заводами, входящими в группу "ОМЗ", контрактных обязательств перед "ТАИФ-НК", в соответствии с которыми компания выступила в качестве инжинирингового подрядчика в проекте НК. Предприятиями группы впервые был реализован проект EPC (Engineering, Procurement and Construction), включающий в себя проектирование и изготовление нефтехимического реактора гидроочистки весом 212 тонн, а также организацию его доставки и монтажа на площадке заказчика.

На текущий момент портфель заказов Ижорских заводов включает в себя 12 изделий различного назначения для российских нефтеперерабатывающих компаний. В их числе два уникальных сверхкрупных емкостных аппарата массой 1 400 тонн для "РН-Туапсинский НПЗ", предназначенных для глубокой переработки нефти и получения топлива Евро-5.

Группа "ОМЗ" имеет программу комплексной модернизации и расширения производственных мощностей предприятий. По словам директора по инжинирингу и нефтехимическому оборудованию группы "ОМЗ" Максима Кайтанова, общий объем инвестиций в рамках этой программы составит 16 млрд рублей.

В 2011 году произошло знаковое событие для машиностроительной отрасли – в феврале группа "ГМС" провела IPO в Лондоне. В рамках размещения 37% акций на открытом рынке компания смогла привлечь $360 млн, которые акционеры планируют направить на развитие бизнеса. У группы "ГМС" амбициозные планы – компания планирует стать одним из ведущих игроков в производстве нефтегазового оборудования за счет формирования комплексного предложения для нефте- и газодобывающих компаний.

Инвестиции в отрасль готовы делать и государство, и частный бизнес. Это значит, что шансы у машиностроителей есть. В отрасли только начинается процесс реорганизации бизнеса. И от того, насколько успешно машиностроители смогут осуществить свои планы, будет зависеть их доля в портфеле заказов не менее амбициозных нефтехимических игроков.

Материал опубликован в свежем номере журнала "Нефтехимия Российской Федерации".


Вернуться в раздел