Войти используя аккаунт
Войти используя аккаунт:
Логин Пароль Забыли свой пароль?

Полимерный риск

1.11.2011 / 16:21

Последнее время в одной из подотраслей российской нефтехимии обозначился один весьма примечательный феномен, иллюстрирующий ту значительную роль, которую играет в функционировании рынков нефтехимической продукции устанавливаемое государством нормативно-правовое регулирование. Этот сюжет отчетливо дает понять, насколько неэффективными и бессмысленными могут быть усилия отраслевых игроков и их инвестиции в развитие отечественной нефтехимии без внимания со стороны регуляторов и создания нормальной и продуманной правовой базы, регулирующей применение нефтехимической продукции.

Речь идет о получившей широкое обсуждение дискуссии вокруг готовящегося к принятию проекта технического регламента Таможенного союза «О безопасности алкогольной продукции», а именно требованиях, устанавливаемых статьей 38 документа. Согласно им, в частности, «производство и оборот алкогольной продукции в пластиковой потребительской упаковке (потребительской упаковке на основе полиэтилена, полистирола и иного полимерного материала) не допускается».

Примечательно, что вопросы упаковки алкогольной продукции, вообще говоря, выходят за рамки сферы, которую этот техреглмент регулирует. Парадоксально, но «профильный» техрегламент «О безопасности упаковки», принятый комиссией Таможенного союза в августе этого года, полимерную тару для алкогольной продукции разрешает…

Интересы

Но и сама по себе формулировка данного требования весьма любопытна. Она в какой-то мере дает представление о том, «откуда растут ноги». Как сообщил «Рупеку» председатель совета Союза Российских Пивоваров (СРП) Вячеслав Мамонтов, идея запрета на полимерную тару для алкогольной продукции мигрировала в единое правовое поле стран-участниц Таможенного союза из Казахстана, где данное требование уже действует. По его словам, там истинной задачей данной нормы является косвенное ограничение импорта российского пива в Казахстан (пиво импортируется как раз в основном в пластике, поскольку это сильно сокращает массу тары и, соответственно, стоимость перевозок). Таким способом власти Казахстана пытаются поддержать собственную пивную отрасль, а также местную стекольную промышленность. Вопрос, почему в попытке гармонизировать нормативную базу трех стран, именно данная норма была принята в качестве рабочей в проекте единого технического регламента. Запрещая оборот алкогольной продукции в пластиковой таре, Казахстан может сдерживать импорт российского пива.

По мнению Евгения Голяева, члена совета СРП, председателя совета директоров ОАО «Визит» (производитель пива из Пензенской области), появление данной нормы в проекте регламента связана не только с интересами казахстанской стороны, но в большей степени с лоббизмом российской водочной и стекольной промышленности: «Я считаю, что это «наезд» на пивную отрасль со стороны водочного рынка, ведь продажи водки в России падают который год», - заявил он, выступая на конференции «Стратегия развития пивоваренной отрасли в современных условиях» в конце октября.

На основе этих заявлений можно очертить круг интересантов запрета полимерной тары для алкогольной продукции. Это, прежде всего, стекольная промышленность, для которой переход пивных мощностей на стеклотару будет означать одномоментное возникновение дополнительных и немалых объемов рынка. Кроме того, это казахстанская сторона, преследующая, в общем-то, свои задачи, не коррелирующие с общими целями партнеров по Таможенному союзу. Среди проигравших – прежде всего, рядовые потребители алкогольной продукции, главным образом пива. По оценкам, из-за роста стоимости упаковки и невозможности моментально заместить все объемы, например, пива в полимерной таре на продукцию в стекле, розничная цена на этот напиток может вырасти в 2-3 раза.

Кроме того, это российская пивная отрасль, а также производители ПЭТФ-преформ, производители сырья (ПЭТФ-гранулята) и вызывающие уважение единичные инвесторы, работающие на ниве переработки отходов и производства вторичного полиэтилентерефталата.

Последствия

И если первые три группы участников технологической цепочки полиэтилентерефталата для большинства очевидны в роли потерпевших, то про последнюю группу часто забывают. Получается, что одной рукой государство декларирует курс на ресурсосбережение, заботу об экологии и год от года ужесточает экологические требования, а другой рукой создает необоснованные барьеры для развития такого непростого бизнеса, как рецикл полимерных материалов. Между тем, это направление активно развивается. Только в конце августа – сентябре в Перми и Тольятти было запущено два предприятия по переработке использованных ПЭТФ-бутылок. Найдут ли эти заводы сырье при новой конфигурации рынка, в случае принятия запрета?

По информации «Маркет Репорт», в 2010 году на пиво пришлось 30% рынка ПЭТФ-тары:

PET.jpg

Учитывая емкость российского рынка полиэтилентерефталата в 2010 году (примерно 580 тыс. тонн) и тот факт, что порядка 10% полимера применяется не для производства преформ, можно оценить объемы ПЭТФ, идущие на нужды пивной отрасли, в 156 тыс. тонн. Весьма и весьма значительные цифры.

Стоит понимать, однако, что «выпадение» этих объемов в случае введения норм обсуждаемого проекта техрегламента не нанесет существенного удара по производителям ПЭТФ. Сокращать загрузку мощностей, по крайней мере, им вряд ли придется. Дело в том, что российский рынок бутылочного ПЭТФ-гранулята на 40-50% насыщается за счет экспорта. В случае запрета полимерной тары для пива, скорее всего, сократится доля импорта, а российские производители переориентируют продажи в другие сегменты, такие как преформы для неалкогольных напитков и воды.

Однако выпадение трети рынка вслед за введением технического регламента может иметь негативные последствия для новых производств ПЭТФ-гранулята, которым еще только предстоит закрепиться на российском рынке и возвратить вложения (например, производство «Алко-Нафта» из Калининградской области). Кроме того, новые реалии рынка могут привести к пересмотру инвестиционных планов в ПЭТФ-сегменте. Это касается, например, проекта ООО "Завод чистых полимеров "Этана" по строительству в Кабардино-Балкарии комплекса пищевого и волоконного ПЭТФ суммарной мощностью 486 тыс. тонн в год. Почти наверняка заявленные инвестором показатели производительности будут скорректированы в сторону понижения в случае введения в силу техрегламента.

В отличие от действующих производителей сырья, новая норма ставит в действительно непростое положение производителей ПЭТФ-преформ. По словам Милоша Кузмана, руководителя департамента продаж и маркетинга компании «Ретал» (крупнейший в России производитель ПЭТФ-преформ с долей порядка 30%), емкость российского рынка ПЭТФ-тары составляет около 14 млрд штук в год. При этом существующие мощности позволяют производить до 26 млрд штук в год. Иными словами, рынок является в высокой степени насыщенным и конкурентным, что не оставляет той свободы маневра в другие сегменты потребления, какая есть у производителей сырья. Кроме того рынок характеризуется ярко выраженной сезонностью продаж полиэфирной тары (зимой заводы практически не работают), что делает бизнес по производству ПЭТ-преформ и без того не простым и низкомаржинальным. 25% продаж группы «Ретал» приходятся на пивную индустрию, говорит Милош Кузман. Потеря этого сегмента вслед за вступлением в силу техрегламента может оказаться очень болезненной для производителей преформ, спровоцировав, например, оптимизацию мощностей и занятого на них персонала. «Мы не видим рациональных причин для отказа от полимерной тары», - резюмирует Милош Кузман. Кроме того, по его информации, производство ПЭТ-преформ в Казахстане и Белоруссии составляет всего по примерно 1 млрд штук в год –в 14 раз меньше, чем в России! При этом, почему-то, при создании единого правового поля за ориентир взяты нормы минорного производителя…

Проблемы гармонизации

Коллизия еще и в том, что полимерная тара для алкогольной продукции разрешена уже принятым в августе этого года техническим регламентом Таможенного союза «О безопасности упаковки». Иными словами, качество законотворчества в правовом поле трехстороннего партнерства оставляет желать лучшего в части того, что называют «гармонизацией». Что касается России, то стоит отметить и еще один момент. Пока в одном министерстве нефтехимическую отрасль заверяют во всемерной поддержки в части совершенствования нормативной базы в ЖКХ, строительстве и дорожном хозяйстве, и действительно что-то делают для стимуляции потребления полимерной продукции, в другом ведомстве реализуют прямо противоположную политику. Получается, что меры господдержки нефтехимии остаются пока лишь сугубо отраслевыми и не носят комплексного характера. И вряд ли ситуация, в которой один росчерк пера, утверждающий нормативный документ, в состоянии кардинально поменять расклад сил на значимых рынках, может расцениваться как привлекательный фон для инвестиций как в нефтехимию и переработку нефтехимической продукции, так и в сегменты пищевой промышленности, которая, как выясняется, несет существенные риски нормативно-правового характера.

Вернуться в раздел