Войти используя аккаунт
Войти используя аккаунт:
Логин Пароль Забыли свой пароль?

Этиленовые грабли

6.09.2010 / 16:07

Конфликт между "Салаватнефтеоргсинтезом" и "Каустиком" из Стерлитамака вновь дает понять, что дефицит сырья и неразвитость маршрутов его поставок остаются важнейшей проблемой российская нефтехимии.

Август этого года в обрабатывающей промышленности, в том числе в нефтехимии, выдался богатым на громкие сырьевые кризисы, вновь обнажив так и не решенную проблему безальтернативности поставок и непрозрачности ценообразования на отдельные виды продукции. Рецидив случился в Пикалево, где "Базэлцемент-Пикалево" и "Фосагро" (точнее, добывающая компания "Апатит") не могут согласовать цены и объемы поставок нефелинового концентрата. Под давлением Минпромторга и угрозой личного вмешательства Путина или Сечина стороны договорились решить вопрос до 15 сентября. Очень похожая ситуация и прямо касающаяся нефтехимической отрасли случилась в Башкирии, где "Салаватнефтеоргсинтез" (СНОС) с августа прекратил поставки этилена на "Каустик" из Стерлитамака, который был вынужден "заморозить" все основные производства и отправить персонал в административные отпуска.

Вводные обстоятельства

"Каустик" производит каустическую соду (гидрооксид натрия, едкий натр) по методу электролиза раствора галита (хлорид натрия, поваренная соль) на ртутном катоде. При этом также образуется хлор и водород. Хлор, в принципе, товарная продукция, но его перевозки по железной дороге сопряжены с опасностями и высокими экологическими рисками. Поэтому более эффективной является полезная утилизация его на месте. На "Каустике" хлор запускают в реакцию с этиленом с получением винилхлорида и его последующей полимеризация в смолу поливинилхлорида (ПВХ), а также выпускают другие, менее тоннажные хлорсодержащие продукты. Для доступа к этилену "Каустик" еще в годы своего становления был подключен к так называемому "этиленовому кольцу" - этиленопроводу Салават-Стерлитамак-Уфа-Нижнекамск-Казань с этиленохранилищем, расположенном в Башкирии. И из всех нефтехимических предприятий на этом маршруте своего производства этилена не было только у "Каустика" из Стерлитамака – он получал сырье с "Салаватнефтеоргсинтеза".

В новое время владельцем этиленопровода и хранилища стал "Нижнекамскнефтехим", а предприятия на "кольце" перешли к разным собственникам. Это, по сути, нарушило нормальное функционирование этиленопровода по той причине, что универсального для всех механизма ценообразования на этилен в России до сих пор нет, а уязвимость существовавшей ранее практики долгосрочных контрактов продемонстрировал экономический кризис, обнаживший высокую степень риска таких соглашений. Кроме того, по словам генерального директора "Салаватнефтеоргсинтеза" Дамира Шавалеева, в "кольце" наблюдается дефицит этилена порядка 200 тыс. тонн в год. И в этой ситуации потребители и производители каждый раз "тянут одеяло" на себя. Текущий кризис в отношениях "Каустика" и "Салаватнефтеоргсинтеза" - из этой серии. Однако его главное отличие от последних событий в Пикалево в том, что у "Каустика" есть альтернативные поставщики: хранилище наполняется всеми объединенными в "кольцо" производителями этилена.

Предпосылки кризиса

До 31 декабря 2009 года между СНОСом и "Каустиком" действовал пятилетний контракт на поставки этилена. Ближе к концу года стороны озаботились вопросом заключения нового соглашения – к этому их подталкивали и результаты ноябрьского совещания по проблемам нефтехимии в Нижнекамске, где было рекомендовано использовать именно долгосрочные контракты на поставки ключевых видов сырья. Казалось бы, почему бы не продлить действие старого контракта и использовать зафиксированную там формулу цены? Однако, по словам Бориса Анисимова, заместителя генерального директора СНОСа по нефтехимии, проведенный тогда анализ действовавшей формулы показал, что предприятие с 2006 по 2009 год на поставках этилена на "Каустик" получило 980 млн рублей отрицательного результата: "Первоначальные переговоры не удались бывшему менеджменту "Салаватнефтеоргсинтеза", "Каустику" удалось нас переиграть и представить один из переменных коэффициентов в формуле как постоянный". Кроме того, изменить механизм ценообразования на этилен, как и на другое сырье для стерлитамакского куста нефтехимических предприятий не давала жесткая позиция республиканской администрации, опосредованно контролировавший в те годы почти весь башкирский ТЭК. Факт негативных результатов работы производства этилена на СНОСе подтверждает и Ан Ен Док, генеральный директор "Каустика", однако объясняет это другими причинами: "СНОС неудачно реализовывал на рынке "хвосты" пиролиза, такие как бутан-бутадиеновую фракцию (ББФ), смола пиролиза и т. п. Например, ББФ они продавали по цене в три раза ниже рыночных".

Как бы то ни было, рынок существенно изменился за прошедшие годы, и было ясно, что формулу надо пересматривать. В середине ноября 2009 года стороны зафиксировали свои намерения подписать 5-10-летний контракт на поставки этилена в объеме 100 тыс. тонн в год и выработать для этого взаимовыгодный механизм ценообразования. Тогда СНОС предложил "Каустику" формулу расчета стоимости этилена, которая ориентировалась не на абстрактные оценки рынка, мировые цены на этилен или примеры других поставщиков-потребителей, а на технологические показатели пиролизного производства на самом СНОСе. По согласованию сторон и в соответствии с протоколом совещания по проблемам нефтехимии в Нижнекамске и рекомендациям Минэнерго, формула учитывала 15% рентабельность для производителя. Расчет себестоимости также был отражен в формуле и включал состав используемого для пиролиза сырья (прямогонный бензин, ШФЛУ и этан). Стоимость нафты рассчитывалась по принципам экспортного паритета и с учетом транспортных затрат, стоимость ШФЛУ рассчитывалась из цен на российском рынке, цена на этан определялась согласно схеме, выработанной на все том же совещании в Нижнекамске между "Газпромом" и "Казаньоргсинтезом". Формула учитывала также расходные нормы по сырью с учетом технологических потерь, стоимость работы самого пиролизного комплекса, а также вычитала доходы от реализации прочих продуктов пиролиза.

Касательно предложенной формулы у сторон возникли разногласия. "Каустик" оспаривал нормы расхода сырья на выработку 1 тонны этилена, норму выработки пропилена и ценообразование на ШФЛУ, а также ставил под сомнение обоснованность указанной стоимости эксплуатации пиролизного производства, которую, СНОС согласно своим регламентам и учетной политике, основанной на инструкции Минтопэнерго от 1997 года, рассчитывает и устанавливает ежегодно. Так, в 2009 году стоимость производства этилена на ЭП-300 составила 9,214 тыс. рублей на тонну продукта, а плановая стоимость эксплуатации производства на 2010 год была установлена на уровне 11,162 тыс. рублей на тонну этилена.

На "Каустике", правда, оперируют другими цифрами. "В декабре 2009 года стоимость процессинга переработки сырья, ранее согласованная обоими предприятиями, была в одностороннем порядке увеличена СНОСом с 6,128 тыс. рублей до 11,6 тыс. рублей, - комментирует Ан Ен Док. – Что касается коэффициентов, то выход пропилена был снижен с 0,33 до 0,3 тонн на тонну этилена. В итоге это привело к существенному увеличению стоимости сырья. СНОС не может подтвердить значения коэффициентов в формуле ценообразования на этилен без наличия коммерческого учета выхода этилена с установки, определяя объем его выработки по потребителям". В свою очередь, СНОС на правах собственника пиролиза, хорошо знающего особенности его работы на таком нетипичном для России составе сырья и комплектации оборудования, настаивал на своем. Переговоры о формуле цены закономерно зашли в тупик.

Между тем наступил 2010 год. Чтобы не нарушать нормальную работу обоих производств, стороны решили осуществлять поставки этилена по условной цене в 22 тыс. рублей за тонну, рекомендованной Минэнерго на совещании в январе 2010 года. Условная цена в случае достижения долгосрочных договоренностей должна была быть пересмотрена с обоюдной компенсацией возможной разницы. В начале марта генеральный директор "Башкирской химии" (блокирующий акционер "Каустика") Надежда Пинигина, правда, говорила, что эта цена приносит предприятию убытки. СНОС пошел на уступки, и в марте-апреле стоимость поставок по условной цене снизилась до 20,5 тыс. рублей, что, впрочем, отражало текущую ситуацию на рынках сырьевых продуктов, таких как сжиженные газы и нафта. А уже с мая СНОС начал отгружать этилен на "Каустик" по фиксированной цене, видимо, осознав, что переговорный процесс затягивается, а учет и оценка своей хозяйственной деятельности при поставках по условной цене неоправданно усложняется.

Рыночные условия

А дальше произошло событие, кардинально изменившее характер партнерства в рамках "этиленового кольца": в конце мая между "Салаватнефтеоргсинтезом" и "Казаньоргсинтезом" было подписано соглашение о поставках этилена по формуле, идентичной той, что СНОС предлагал "Каустику". Вскоре свой интерес к башкирскому этилену проявило и предприятие "НефтеХимСэвилен", производитель специальных марок полиэтилена, которое было готово платить по фиксированной цене, предложенной СНОСом. Заявку на небольшие объемы мономера прислал и нижегородский "Завод синтанолов", который для своих нужд перерабатывал этилен в Нижнекамске на условиях процессинга. Эти события означали, что в рамках "этиленового кольца" возник рынок, пусть и с небольшим числом игроков. И законы рынка диктовали СНОСу необходимость выбирать того потребителя, который был готов платить приемлемую для предприятия цену. В этих условиях руководство завода направило на "Каустик" официальную оферту на приобретение в июне и июле этилена по новой фиксированной цене. Документ был составлен таким образом, что не требовал от "Каустика" ответа – контрагент подтверждал факт акцептирования оферты, если начинал выбирать оговоренные объемы сырья из хранилища. В этом случае, согласно документу, "Каустик" признавал свое согласие приобрести эти объему сырья по указанной цене. По словам Бориса Анисимова, показания приборов Управления этиленопроводов "Нижнекамскнефтехима" зафиксировали тот факт, что этилен из хранилища пошел на "Каустик". В соответствии с условиями оферты, СНОС в июне и июле выставил стерлитамакскому предприятию счет по новой – де-юре принятой "Каустиком" - цене.

В свою очередь, "Каустик" эти объемы оплатил, однако при расчетах общей суммы за июнь исходил из цены этилена 21,2 тыс. рублей за тонну, никак ее не обосновывая. В итоге между суммой счета СНОСа и оплатой "Каустика" за июнь месяца возник "зазор" в 59,8 млн рублей. На СНОСе это расценили, как неисполнение "Каустиком" своих правовых обязательств. Тем не менее, предприятие направило на "Каустик" новое предложение по объемам и стоимости этилена на август, которое принято не было. По выходу из планового остановочного ремонта пиролизного производства СНОС, не имея со своим контрагентом договоренностей на август, направил весь этилен на собственное потребление и создание аварийного запаса в хранилище, не возобновив поставки на "Каустик".

Сценарий развивающихся событий как две капли воды похож на аналогичный "этиленовый" кризис, разгоревшийся в феврале 2004 года в Иркутской области. Напомним, тогда по вопросам цены на этилен не сошлись "Саянскхимпласт" (СХП, тоже производитель ПВХ) и поставщик сырья "Ангарский завод полимеров" (АЗП), в то время принадлежавший ЮКОСу. В 2003 году между сторонами действовала формула, ориентированная на стоимость этилена в южных портах Китая с существенным понижающим коэффициентом. Однако в феврале 2004 года эта формула СХП устраивать перестала. После требования предприятия снизить цены на этилен на 38%, АЗП прекратил подачу сырья в Саянск, производитель ПВХ был вынужден остановить часть производства и отправить в отпуска более 2 тыс. человек. После этого по иску предприятия о нарушении конкуренции в дело вмешалась областная прокуратура, в офисе подразделений ЮКОСа прошла выемка документов. Давление со стороны силовиков, поддержанное администрацией области, вынудило ЮКОС пойти на уступки. В результате стороны согласовали новую формулу, ориентированную на котировки ПВХ с учетом структуры поставок продукции СХП на внутренний и внешний рынки. Эта формула, кстати, действует до сих пор и, по оценкам ряда экспертов, является неэффективной для поставщика.

Вовсе не враги

По состоянию на конец августа "Каустик" находится в простое, на основных производствах ведется вынужденный профилактический ремонт, более 1500 человек персонала направлено в административные отпуска. На СНОСе пиролизное производство работает с полной загрузкой, обеспечивая собственные потребности и исполнение соглашений с тремя другими потребителями этилена. Для возобновления поставок на "Каустик" СНОС ожидает ликвидации задолженности за июнь-июль, предлагая коллегам реструктурировать долг. Между тем в Стерлитамаке долга за собой не видят. "Получив оферту от "Салаватнефтеоргсинтеза" на летние месяцы, я подписал протокол разногласий и свои предложения по поводу цены на этилен, основанные на рекомендации Минэнерго. – говорит Ан Ен Док, - После этого "Каустик" начал выбирать этилен из хранилища. С нашей точки зрения никакого долга за "Каустиком" нет".

Между тем, социальная напряженность в Стерлитамаке растет: остановка одного из трех градообразующих предприятий и вынужденные отпуска персонала порождают тревогу и сомнения. И с этой точки зрения ситуация очень напоминает прошлогодний кризис в Пикалево, когда персонал оставшегося без сырья завода только перекрыв автомобильную трассу сумел привлечь внимание властей, а вопрос с сырьем был решен при вмешательстве главы правительства. Башкирский этиленовый кризис, похоже, развивается в этом же направлении. По информации источников в Минэнерго, ситуация обсуждалась в ведомстве 20 августа. Конфликт "Каустика" и СНОСа обсуждался и 2 сентября на совещании в Департаменте промышленности и инфраструктуры Правительства России.

Если же сторонам не удастся разрешить споры до середины сентября, то по пикалевскому и нижнекамскому сценарию точку в этом вопросе может поставить Владимир Путин, который в ближайшие недели намерен провести совещание по проблемам нефтехимии. Между тем, стороны не в восторге от таких перспектив, подчеркивая, что возобновить поставки – это вопрос преодолимый. Важнее заключить долгосрочный договор. "Мне бы не хотелось, чтобы в этот вопрос вмешивалось правительство. Потому что цена, которую нам, по сути, навяжут, не устроит ни СНОС, ни нас", – говорит Ан Ен Док. Коллегу поддерживает и Дамир Шавалеев: "Предварительные консультации с антимонопольными органами уже были. Предложенное ими решение не устроило ни нас, ни наших акционеров. А нам с "Каустиком" нужен взаимовыгодный долгосрочный контракт".

Рискованная игра

Впрочем, пристальный взгляд на происходящее оставляет ощущение присутствия некой внутренней логики, как будто кризис между СНОСом и "Каустиком" спровоцирован специально. Если так, то маневр очень рискованный. Вопрос – кто ведет эту игру? Ясно, что ни одному предприятию эта ситуация не идет на пользу, как с точки зрения экономики, так и с точки зрения репутации. Одна из популярных версий: остановив поставки сырья на "Каустик", СНОС пытается "сбить цену" на этот актив, чтобы потом купить его. Впрочем, Дамир Шавалеев отказывает этой версии в праве на существование: "По моему личному мнению, производство ПВХ СНОСу не нужно: у нас самих амбициозная инвестиционная программа, дополнительный этилен нам понадобиться уже очень скоро. Такое же мнение разделяют и наши акционеры". Другое соображение таково: владельцы "Каустика" специально хотят так обострить ситуацию, чтобы по примеру прошлогоднего конфликта "Газпрома" и "Казаньоргсинтеза" в дело вмешалось правительство и заставило стороны заключить пусть не самый эффективный, но долгосрочный договор о поставках. При этом цена сырья для "Каустика" не столь важна, главное, чтобы был нужный объем. Ведь на производство 1 тонны ПВХ идет порядка 0,483 тонн этилена. То есть в сегодняшних ценах на ПВХ (39,4 тыс. рублей за тонну) и этилена со СНОСа (порядка 22-23 тыс. рублей за тонну) с учетом НДС и тарифов на прокачку "Каустик" тратит на сырье порядка 30-33% цены реализации продукции. Это невысокий показатель по сравнению с другими видами нефтехимической продукции (тем же полиэтиленом). По словам Дамира Шавалеева, рентабельность производства ПВХ в России превосходит средние показатели по отрасли, по данным Ан Ен Дока – составляет порядка 22%. Борис Анисимов называет цифру в 50%. В любом случае, это выше 15% доходности этиленового производства на "Салаватнефтеоргсинтезе". Так что у "Каустика" есть "запас прочности" даже на случай еще более высоких цен, и мартовские аргументы главы "Башкирской химии" Надежды Пинигиной об "убыточности производства ПВХ" - несостоятельны. Согласно этой версии для "Каустика" существование долгосрочного договора практически на любых условиях обеспечит доступ к более дешевым и длинным кредитным ресурсам, которые предприятие направит на дальнейшее развитие. По другой версии, этот же договор поможет нарастить капитализацию компании перед возможной продажей.

Как бы то ни было, "башкирский этиленовый кризис" дает еще один повод поразмышлять над несовершенством российского законодательства, не учитывающего вот таких вот "узких мест". А также над последовательностью и эффективностью работы профильных ведомств в области содействия заключению долгосрочных контрактов по ключевым нефтехимическим продуктам на принципах равнодоходности.

Вернуться в раздел