Войти используя аккаунт
Войти используя аккаунт:
Логин Пароль Забыли свой пароль?

Отказ государства залить все деньгами – не национальная измена

1.07.2010 / 16:29

Яков Паппе, главный научный сотрудник Института народно-хозяйственного прогнозирования РАН

Государство в 2007 году, когда была принята отраслевая стратегия, поставило перед нефтехимической отраслью достаточно амбициозные цели, однако с того времени для ее поддержки было сделано не так много. В чем, по вашему, причина?

Каждая заявленная цель в каждом конкретном случае имеет свою цену и ограничения. Разговоры о переходе к выпуску продукции с высокой добавленной стоимостью – это идеология, безотносительная к возможностям и приоритетам государства в кризисе. В кризис у государства есть деньги и возможности только на то, что горит, или представляется жизненно необходимым в настоящий момент.

Но ведь стратегические цели тем самым не отменяются?

Повторяю, заявленные в политике цели имеют свою цену. Приведу пример из другой области экономики, хотя тогда, так же как и при принятии стратегии, провозглашались идеи производства товаров с высокой добавленной стоимостью. Наше высшее руководство некоторое время назад стало активно продвигать мысль, что России пора перестать экспортировать круглый лес. Вместо этого надо строить целлюлозно-бумажные комбинаты и выходить на мировой рынок с качественной бумагой. Сначала сроком перехода был определен 2011 год, потом, после встречи нашего председателя правительства с премьером Финляндии, запретить экспорт "кругляка" было решено уже в 2012 году. И чуть ли не на следующий день, даже не на уровне высшего финского руководства, а на местном уровне, было сделано заявление о том, что Финляндия снимает все возражения против прокладки Nord Stream.

То есть цена заявлений - это возможность их обмена на что-нибудь другое?

Не обязательно этот обмен происходит, но он всегда возможен. Просто важно понимать, что в каждом своем шаге государство завязано на массу вещей, связанных с внешним миром. Если мы задумали обрушить у соседа отрасль, работающую на нашем сырье, я имею ввиду производство бумаги, то не нужно ждать, что он будет относиться к нам по-доброму. Соответственно, ищется компромисс, и важные для обеих сторон вопросы улаживаются. Сегодня Россия не может заниматься целеполаганием отдельно от всего остального мира. Вот что главное.

Значит ли это, что государство сегодня лишено возможности формулировать и проводить свою стратегию, в нефтехимии в частности?

Возможность такая есть, но она ограничена реальностью. А люди, находящиеся у власти, гораздо вменяемее, чем кажутся в телевизоре. Хорошо, когда у вас есть своя нефтехимия, но нет повода превращать нефтехимию в цель общенационального масштаба. Россия не такая большая страна, чтобы выпускать всю товарную номенклатуру, это касается и нефтехимии, и химического машиностроения. Позволить себе это могут такие крупные рынки, как Китай или Европа. Россия не может.

Если говорить начистоту, то государство сегодня просят профинансировать огромное количество ничем не оправданных проектов. Поэтому отказ государства залить все деньгами – вовсе не национальная измена.

Государство, конечно, должно снимать ограничения, неразумные платы и регулярные грабежи, поддерживать отрасль на уровне тарифов, регламентов, импорта оборудования и дипломатии. Но я категорически против того, чтобы государство давало деньги на производство неизвестно чего и куда.

А где критерий: давать или не давать?

На месте государства я бы оказывал сегодня поддержку только тем отраслям, которые имеют экспортную перспективу. Почему? Потому что это означает, что отрасль может производить продукцию мирового уровня. Любого передела, но международного уровня качества. А среди тех, кто такую продукцию производить может, но нуждается в более твердой поддержке, выиграют те компании, которые, понимая все это, будут рыть землю и убедят чиновников в том, что именно за ними будущее и перспектива.

Но если рынок не видит перспектив, то уговаривать бесполезно. При этом заметьте, я не говорю, что у российской нефтехимии рыночных перспектив нет. Это отрасль с опытом выпуска конкурентоспособной продукции, она может удовлетворять требованиям мирового рынка и создавать высокую добавленную стоимость. Но для того, чтобы найти поддержку у государства, нужно считать спрос и обосновывать проекты.

Ведь любой банк, прежде чем кредитовать проект, должен задуматься: дает ли он деньги под конкретный экспортный контракт о поставках конкурентоспособной продукции или под некое "политическое решение"? В первом случае понятно, что инициаторы проекта смогли найти партнеров и найдут способ разделения рисков, то есть так или иначе кредит можно будет вернуть. Во втором случае хороший управляющий банка скажет: немедленно выйдите отсюда и закройте за собой дверь.

Вернуться в раздел